Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Слово в Неделю Торжества Православия

как-то получилось очень догматически, пардон.

Слово в Неделю Торжества Православия

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.
Сегодняшнее воскресенье, первое воскресенье Великого поста, называется Торжеством Православия. Торжество Православия - это название того праздника, который был установлен на этот день еще в 843 году, более 1000 лет назад, когда св. царица Феодора и св. патриарх Мефодий восстановили в Константинопольской Церкви почитание святых икон. А до этого там господствовали иконоборцы, которые отрицали иконы и выбрасывали их из храмов или, по крайней мере, не давали им поклоняться. И в честь этого был установлен большой праздник, когда в первую очередь празднуется именно это - восстановление почитания святых икон. Но также в этот же день стало праздноваться торжество Церкви над всеми вообще ересями, которые в ее истории когда-либо были, в том числе и над теми ересями, которые явились уже после установления этого праздника. И потому в день этого праздника положено читать Синодик в Неделю Православия. Синодик - это просто такой текст, где всех поминают. Поминают там "вечной памятью" тех, кто подвизался о православии и пребывает во святых (видите: "вечную память" мы поем не только о всех подряд усопших, но и святым тоже поем "вечную память"), поминаются "анафемой" те, кто оставил о себе память как о гонителях православия и как о лжеучителях, и поминаются возглашением "многих лет" в самом конце те, кто сейчас еще живы и правят Церковью Христовой к ее благу, - т.е. ее нынешние епископы.
Текст этот длинный, и с XVIII века в России перестали его читать, при Екатерине II, потому что она продолжала начатое еще Петром I гонение на Православную Церковь, и все, что касалось истинного понимания православия, она всячески стремилась удалить, а вместо этого поставить что-то такое, что надо было лично ей. Потому вместо этого чина при Екатерине был введен такой краткий молебен, где анафематствовались такие вот люди, как, скажем, Емельян Пугачев, которые к Церкви, вообще говоря, отношения не имели, и поступки их специфически церковными не были; очень много было сказано о злоумышляющих на жизнь православных государей, но совершенно ничего или почти ничего не было сказано об истинной защите православия. И теперь мы, конечно, совершим тот чин, который совершался всегда на Руси, и который пришел к нам из Византии. И у греков он тоже должен был бы совершаться; у них не менялся никогда устав, однако греки-экуменисты его не совершают - просто потому, что не хотят, хотя даже по их уставу это положено. А православные христиане совершают, и туда добавлены уже в последние десятилетия анафемы новым еретикам - масонам, оккультистам, это еще в 30-е годы было, а в 80-е годы и в 90-е добавлены анафемы сергианам и, особенно, экуменистам, потому что экуменизм - это злейшая ересь современная, которая господствует сейчас во всем мире. И большинство тех, кто сейчас себя называют православными, являются на самом деле еретиками-экуменистами.
Но все-таки почему так важно было в Церкви восстановление святых икон? Некоторые думают, что это вопрос чисто эстетический, что конечно, с иконами красивей, и вот, Церковь таким образом отстояла свою красоту. Конечно, это хорошо; но бывали же церкви и некрасивые, и все равно они были истинными; бывали кельи отшельников, в том числе святых, в которых вообще не было ни одной иконы, и никто не может сказать и никогда не говорил, что это плохо. То есть Церковь могла бы обойтись без икон. А вот то, что иконоборчество - ересь, это означает, что она не может допустить их отрицания. В чем дело? Почему?
Дело в том, что мы, когда молимся, мы можем обойтись без икон, действительно. С иконами нам в чем-то лучше, но, тем не менее, и без икон мы можем молиться. Но отрицать в принципе возможность изображения Бога на иконе - это значит отрицать очень многое, это значит отрицать все христианство. Почему?
Прежде всего потому, что в Церкви присутствуют святые символы. Это крест, это святые сосуды, которые используются для служения Евхаристии, и это все всевозможные иконы, это сама архитектура церковного здания, которое строится не как попало, а строится тоже особым образом, если есть только такая возможность, вот как и у нас - она имеет символ креста в себе и другие символы, о которых сейчас просто нет времени сказать. И эти символы являются действительно священными. Что это значит? - Не только то, что мы к ним так относимся, но то, что в них реально и особым образом присутствует Бог, что Бог может присутствовать Сам особо в тех предметах, которые Он хочет освятить. Вот это первое, что мы исповедуем, когда мы верим в святые иконы.
Но это еще даже не самое главное. А самое главное, что мы тут исповедуем, - это воплощение Христово. Потому что если Христа нельзя изобразить на иконе, то значит, Он и не воплощался. Почему так? Ведь никто же не отрицает, что был какой-то человек, вот, Иисус, - ну, по крайней мере, по виду это был человек, которого, следовательно, как всякого человека, можно изобразить красками. И иконоборцы тоже этого не отрицали. Вопрос не в этом. Вопрос в том, что если мы Его изобразим, чем будет эта картина? Если это просто картина какого-то человека, типа фотографии что-то или пусть действительно фотография, которая сама по себе не пребывает в Боге, которая сама по себе не обоженная, то здесь нет и предмета для почитания; тогда, если мы почитаем иконы как бы то ни было, мы действительно идолопоклонники, и иконоборцы правы. Ну, а почему они все-таки неправы? Почему?
Потому что когда мы изображаем Христа, мы изображаем Самого Бога, Самого Сына Божия, точнее говоря. Сын Божий - это Ипостась Святой Троицы, одна из трех Ипостасей Святой Троицы, и Он отличается от нерожденного Отца и от исходящего от Отца Духа тем, что Он рожден. Но вот эту рожденность, отличие Его от других Ипостасей Троицы, невозможно изобразить. Это не изображается на иконе. Потому, если Сын не воплощается, то Его Ипостась изобразить невозможно. Однако, когда Он воплотился, то Он принял на себя особенности Человека Иисуса. Не то, чтобы Он стал человеком - так учат несториане. Он не стал человеком, т.е. Он не стал отдельным человеком, но Он принял на себя человеческую природу, хотя "я" Его осталось "я" Сына Божия. Так, наше собственное "я" - это "я" Пети или Маши, а "я" Христа оставалось "я" Сына Божия. И вот Этот Сын Божий принял на себя плоть, и по плоти Он отличался от других людей. Иисус отличался от других людей точно так же, как Петя отличается от Маши, по таким же принципам. И потому, если сейчас мы описываем Иисуса, эту самую плоть, принятую на Себя Сыном Божиим, мы описываем, изображаем красками таким образом не какого-то человека отдельного, которого и не было, но описываем Самого Сына Божия.
Как мы говорим, что Богородица родила все-таки Бога, - хотя мы знаем, что Бога родить нельзя, Она же родила по плоти, - но родила Она все-таки Бога, потому что если мы спросим: чем Она Его родила? - мы скажем: плотью. Но если мы спросим: кого родила Она? - мы скажем: Сына Божия, хотя и плотью, а не Божеством - Божеством родить нельзя, а только плотью, - Она родила Сына Божия. Так же мы изображаем Христа - не по Божеству, по которому Его изобразить нельзя, но по плоти. И как Слово Божие, т.е. Христос, пострадал на кресте и принял смерть - чем? по Божеству? - нет, Божество бессмертно, по Божеству Он не мог принять смерть на кресте, - но по плоти; однако, Кто пострадал плотью? - Сын Божий, Бог. Бог пострадал плотью. Это именно Сам Бог, хотя Он пострадал плотью. Так же именно Сам Бог, Сам Сын Божий изображается на иконе, хотя Он изображается не Божеством, а плотью. Вот иконоборцы считали, что плоть изображается, а Сын Божий в ней не изображается. А мы, православные, исповедуя истинное воплощение Христово, веруем, что когда изображается плоть Христова, то изображается Сам Сын Божий - не Божеством конечно же (тут мы согласны и с иконоборцами), однако же плотью, и однако же это именно Он Сам. Вот почему так важно верить в догмат о иконопочитании.
И если на иконах мы почитаем изображения и святых, и Божией Матери, которые ясно, что были плотью, и через плоть они сами изображаются, - то это потому, что сами они, как святые, все находятся в Боге, и Бог пребывает в них. И поэтому они являются сосудами Божества, каждый из святых. И потому и они достойны изображения на иконе. И, поклоняясь относительно - "относительно" означает, что мы не доске и краскам поклоняемся, а тому, кто изображен, - Господу Иисусу Христу на иконе, мы точно так же поклоняемся и иконам Божией Матери, и всех святых, потому что и в том, и в другом случае мы обращаем наше поклонение к Богу. Только в случае Сына Божия там сразу изображен Бог, а в случае святых и Божией Матери там изображены святые Божии. Что же касается изображений, которые встречаются на иконах, Бога-Отца, или Духа Святаго, или ангелов, которые, как мы знаем, не имеют своих собственных материальных форм, то эти изображения уже другого рода, это просто некоторые символы, которыми мы обозначаем их. Подобно тому, как в ранней Церкви и Христа тоже изображали с помощью символов. Потом, правда, такие иконы были запрещены, чтобы не вводить в смущение людей и не запутывать. Например, Христа изображали в виде Агнца, как в видении Апокалипсиса Христос является в виде Агнца. И вот, это видение в Апокалипсисе служило таким способом для изображения Христа. И до сих пор эти мозаики сохранились, очень красивые, например, в Италии, в Равенне - это православные византийские мозаики, хотя они и в Италии. Но потом это запретили. То есть бывают вот такие символы, и они тоже почитаемые, но особенно важно нам почитать именно ипостась, изображаемую на иконе, именно Самого Сына Божия, Божию Матерь и святых. И вот, именно утверждая это, Святая Церковь утверждает, что Бог истинно воплотился для того, чтобы мы истинно обожились, - т.е. Бог стал Человеком, истинным и совершенным Человеком, чтобы мы истинно и совершенно стали Богом - так же совершенно, как Христос стал Человеком. Аминь.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments