Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Аверинцев и Христианский Восток

В Москве купил, наконец, "Поэтику ранневиз. литературы". В советские времена никогда не думал, что буду ее читать и, тем более, держать дома. А недавно Алексей Муравьев указал мне там на целый раздел -- очень хороший, важный, имеющий самое что ни на есть научное значение. (Я написал статью, где доказывал, что Corpus Areopagiticum возник в том же кругу образованных людей, где чуть раньше возникла атрибутированная Нонну стихотворная парафраза Ев. от Иоанна, и где читали "Дионисиака" Нонна Панополитанского. Оказалось, что у Аверинцева -- и только у него!!! -- есть развернутое доказательство одинаковости стилистики парафразы и Ареопагита! Но я об этом не знал, т.к. мне никогда в голову не приходило читать Аверинцева, т.е. именно его книгу, а не специальные некоторые статьи). К чему я об этом: к тому, что вот ведь как человек себя неудачно позиционировал. К нему настолько привыкли обращаться за художественным свистом, что почти никто и не знает, что у него есть что-то и от науки (не только в классической филологии, но и в христианской). На Западе куча коллег интересуется и Ареопагитом, и Нонном, а сам Аверинцев давно преподает на Западе (в Вене), но он там в моде отнюдь не как ученый (работ его никто не знает), а как современный извод "религиозного философа" начала 20 в. Какая прилипчивая это зараза -- "русская религиозная философия". Она, можно сказать, и не философия, и не религиозная (т.к. она вместо религии) и едва ли сильно русская (т.к. от немецкого романтизма и т.п.). Как жалко, что Аверинцева засосало это болото. Интеллектуально он был субстратом (для научных знаний и умений) не хуже Тураева.
Кстати, у всех, кто занимался наукой о Христианском Востоке в России, жизнь складывалась как-то не так. У Тураева -- еще лучше всех. Но и он был несостоявшимся монахом (см. его "Проект обители ученых иноков"), а поэтому, думаю, не смог пережить, что наступила советская власть (а смог только настоять, чтобы его похоронили в стихаре -- как чтеца). Марр -- вообще свихнулся, но, видимо, еще в гимназии, когда топтал ногами иконы (так что его научные интересы -- это что, следствие, а не причина болезни?). Бенешевич -- тот все-таки ограничивался текстами на восточно-христианских языках, но Христ. Востоком как реальностью не занимался. Кекелидзе -- ужаснейшая судьба: поп-расстрига, ставший советским (грузинским) академиком. Да, конечно же, Болотов -- наш отец-основатель: но он-то и вовсе стал несторианином ("троеглавцем"). После дореволюционного "Христианского Востока" было несколько юных дарований, выросших уродливо (в научном отношении) и безрелигиозно; главное из них -- Пигулевская. Остальные были и вовсе лишены православного бэкграунда. Итог: лучший образ православного ученого, занимающегося Христианским Востоком, -- Тураев. Его и следует продолжать. Надо помнить и о добрых примерах у иноверцев (Максим Грек приводил православным монахам в пример бенедиктинцев, а я -- иезуитов): Hippolyte Delehaye, s.j., Paul Peeters, s.j., I. Hausherr, s.j. (не буду называть ныне здравствующих).
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments