Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

плоды раздумья

во-первых -- сегодняшняя проповедь после литургии Преждеосвященных (ее не записали, т.к. магнитофон куда-то утащили); так что будет только конспект:

у нас принято иронизировать над Московской патриархией: там, мол, дай только бате деньги, и он тебе всё в лучшем виде. но мы и сами не лучше. только у нас -- не деньги, а так наз. "духовные подвиги": попоститься, молитвенных правил навычитывать, на службах настояться и т.д. а смысл этого бывает в том, что мы желаем откупиться от Бога. мы платим дороже, чем в МП, т.к. тамошние деньги -- весьма относительная мера времени жизни, а мы расплачиваемся своими физическими силами и временем более непосредственно. но суть та же: мы говорим Богу: на Тебе, если Тебе денег мало, еще и того и этого, но только оставь нас в покое на остальное время нашей жизни.
Если мы так настроены, то у нас часто появляется желание поститься как-то особенно строго, готовиться к причастию как-нибудь "покруче" -- и вообще это создает у нас тягу к подвигам. Ведь если мы заплатим подороже, то нам будет спокойнее на тот счет, что нас оставят в покое.
Как с этим бороться? Первое и самое естественное: с большой осторожностью относиться ко всяким ограничениям, которые мы способны переносить только краткое время, но стараться делать побольше пусть и более скромных вещей, но зато таких, в которых мы можем оставаться постоянно или подолгу.
Почему этот ход -- самый естественный: потому, что он лучше всего соответствует правильной цели.
А эта цель -- в том, чтобы перестать обеспечивать себе и своей семье "спокойную жизнь" -- будь то ценой денег или "духовных подвигов", -- а, вместо этого постепенно без остатка растворить всю свою "личную" жизнь в пусть скромной, но зато постоянной борьбе.
Ни нам, ни нашим семьям и близким не нужно никакого мирного существования, хотя бы и периодически пресекающегося разными Великими Постами и прочими экстремальными штуками. "Не мир Я пришел принести, но меч" -- и поэтому нужна война. Это та война, которая называется на языке аскетики "невидимая брань" ("брань" по-славянски -- не то, что по-русски, а именно "война") и которая должна доставлять существенно больше беспокойств -- нам и нашим ближним, -- чем война видимая.
Поэтому, в первом приближении, мы можем казаться более "либеральными": легче подготовка к причастию, легкое отношение к нарушениям некоторых правил внешнего поведения... Но это "мягко стелят", потому что "жестко спать": потому что всё это "более легкое" становится не таким уже легким, когда это нужно изо дня в день...

PS. Почему меня тошнит от писателя Шмелева: потому что у него всё наоборот: благостные сцены из "православного быта", который правильнее было бы назвать "календарные обычаи поздних славян" (а вовсе не "правила благочестия православных христиан")...

во-вторых: хотел написать о самоубийцах, да опять что-то сил нет, особливо душевных.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments