Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

новомученица Мария Гатчинская (+ 1932)

проповедь в прошедшую пятницу

Слово после литургии Преждеосвященных Даров, накануне Предпразднства Благовещения и дня памяти преподобномученицы Марии Гатчинской

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.
Сегодня у нас служилась Преждеосвященная литургия, и так мы начали день, который знаменателен в двух отношениях. Во-первых, как для всех христиан, это предпразднство Благовещения - день, когда Церковь предпразднует, т.е. еще не празднует, а готовится праздновать праздник Благовещения. И поэтому песнопения, связанные с Благовещением, звучали сегодня и в нашей службе.
Но кроме того, именно в Петербурге и именно для Истинно-Православной Церкви особенно важна и другая сегодняшняя дата - сегодня память святыя Марии Гатчинския. Это новомученица, которая была замучена безбожниками во время гонений. И значение ее для нашего города очень велико, и сейчас, когда ее могила почитается народом на Смоленском кладбище - это недалеко от часовни блаженной Ксении, там надо дальше пройти по дорожке, и будет видно, - и тогда, когда она была жива. Еще до революции она с детства была инвалидом, причем таким, что она была парализована. Она не могла стоять даже, не то что ходить, и она все время лежала в таком ящичке, похожем на гроб, и даже в этом ящичке она сфотографирована на той фотографии, которая на кресте на ее могиле. И она это восприняла так, что просто главным ее занятием должна стать Иисусова молитва. И она так еще до революции стала подвизаться, хотя в общем-то она была далеко не старой тогда, и стяжала дар духовного рассуждения. Те, кто за ней ухаживал телесно, те от нее пользовались, т.е. получали пользу духовно.
Потом как раз наступили все эти жуткие времена советские. А она жила в Гатчине и уже была достаточно известной, и к ней разные люди ходили за утешением, а тут поток таких людей, которые для вразумления и наставления стали ее посещать, еще увеличился. Среди них был митрополит Вениамин Петроградский, который тоже стал мучеником в 22-м году, и митрополит Петроградский Иосиф, который в 27-м году здесь на кафедре был один день, а все остальное время он провел в изгнании и потом тоже был расстрелян, в 37-м году. И в келье ее даже был портрет митрополита Вениамина с его дарственной надписью за утешение, которое она ему принесла, как благодарность. Конечно, какое это было утешение? Она их всех готовила на то, что им предстояло и что они и претерпели с честью.
А потом, когда была такая акция по окончательному истреблению монашества в Петербурге и в области, ее забрали на машине в НКВД, арестовали таким образом, и поскольку ухода там за ней никакого не было, то где-то уже через месяц, не больше того, в этих условиях она умерла, и тогда ее отдали родственникам похоронить, потому что это были еще не самые свирепые времена, и мучеников и исповедников иногда отдавали хоронить. Вот, Илариона Троицкого отдали, так и ее отдали. Это был 32-й год.
И что нам важно понимать? Конечно, сразу понятно, что если мы болеем, если мы не можем совершать какие-то дела, в том числе и полезные для нашего спасения дела, тем более какие-то хлопоты, то это означает, что мы больше должны уделить внимание тому, чтобы молиться: Господь ограничивает нашу суету, чтобы мы могли больше заняться "единым на потребу". Это все понятно, и конечно, такой пример Марии Гатчинской всегда очень вдохновляет нас. Но надо еще не забывать и о другом, может быть, менее важном, но все-таки важном, без чего не будет и первого, - что забота о благочестии и молитва сама как таковая, она не может, если она правильно совершается, не вести человека к тому, чтобы стоять за православную веру. И потому Мария Гатчинская, конечно, никогда не принимала митрополита Сергия. И когда очень многие люди, естественно, спрашивали ее духовного совета: с кем быть - с митрополитом Сергием или с митрополитом Иосифом, - то она совершенно однозначно говорила, что надо быть с митрополитом Иосифом, и так она и умерла, будучи с митрополитом Иосифом, т.е. с митрополитом Иосифом Петроградским, священномучеником, которого мы и почитаем как одного из основателей Истинно-Православной Церкви в России.
Потому что не надо говорить, что вот, "мне главное - молиться, главное - не делать каких-то плохих поступков, а там уже архиереи между собой сами разберутся". Нет, архиереи между собой сами никогда не разберутся. Для того, чтобы архиереи вообще в чем-то разобрались, нужен церковный народ, который им помогает, и который они представляют. Потому что архиерей - он представляет всю Церковь, а Церковь - это церковный народ. И кроме того, если архиерей заблуждается, как это произошло с митрополитом Сергием, с которым тогда все были в общении, в том числе и Мария Гатчинская поначалу и Иосиф Петроградский, то необходимо от таких архиереев отделяться, и такой выбор должны делать и сами миряне в том числе, и не надо открещиваться незнанием. Полного знания всего-всего-всего нет ни у кого, кроме как у Господа Бога. А то знание, которого нам достаточно, чтобы сделать выбор, полезный для нашей души, с помощью Божией у нас всегда будет, если мы только захотим этого, т.е. если мы об этом будем молиться. И потому матушка Мария Гатчинская наша, к которой мы должны обращаться, по возможности, всегда, и особенно мы, жители Петербурга, она и должна быть для нас примером такой духовной жизни, аскетики, вместе с твердостью в догматике и в канонах. И Господь да сподобит нас, молитвами святыя Марии Гатчинския и всех святых, следовать за новомучениками и исповедниками Российскими. Аминь.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments