Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Слово на Благовещение и в Неделю Крестопоклонную

т.е. в прошедшее воскресенье.


Слово в Неделю Крестопоклонную и на Благовещение Пресвятой Богородицы

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.
Сегодня у нас совпадение двух праздников: праздник Благовещения пришелся на воскресный день, и не просто на воскресный день, а на Неделю Крестопоклонную - третью неделю Великого поста, третье воскресенье Великого поста, когда Церковь празднует особо и выносит для почитания на середину храма Крест. И это почти то же самое, как если бы было совпадение Благовещения со Страстной пятницей, что тоже иногда бывает.
Когда мы думаем о празднике Благовещения, мы думаем как раз обо всем, что является самым главным в деле нашего спасения. Потому и тропарь этого праздника, главная молитва этого праздника говорит: "Днесь спасения нашего главИзна" - т.е. сегодня нашего спасения самое начало, т.е. самое главное. И почему же это самое главное? Что празднуется в Благовещении? В Благовещении празднуется то, о чем мы только что читали в Евангелии на литургии, как Архангел был послан к Деве Марии и сказал Ей, что от Нее родится Господь Иисус Христос, и с этого момента совершилось зачатие от Духа Свята. Собственно, с этого момента как раз и отсчитывается время вочеловечения Бога. И вот, это и есть "спасения нашего главизна", т.е. самое главное в нашем спасении. Если мы задумаемся, что это означает, то мы все равно не поймем, что это означает. Потому что как это происходит, и сам Архангел не мог объяснить, и святые отцы объясняют только то, что ни они, ни Ангелы и никто не знает, как это происходит. Но Бог знает, и мы, становясь Богом, тоже узнаем и узнаём.
Но можно зато объяснить другое, и это тоже очень важно: почему мы не можем этого познать? Это и объясняют нам святые отцы. Ни в одной религии нехристианской и ни в одной так называемой христианской (конечно, на самом деле лжехристианской) ереси нет того учения, которое Церковь преподносит нам о воплощении Бога. Что это такое?
Бог стал человеком. В разных религиях есть бог, который отличен от человека, или боги. Это понятно. И христианский Бог тоже отличен от человека. Но Он, тем не менее, стал человеком. Люди, которые становятся богами, но, так сказать, второго сорта, - это знала античная мифология. Но эти герои так называемые - они не были настоящими богами, и никто их такими не считал. А так, чтобы был человек и был Бог, и одновременно Бог, оставаясь Богом, стал человеком, - этого просто даже никто и не придумал. Но на самом деле этого не случайно никто не придумал. Такие идеи кажутся, может быть, и простыми, если их произнести, но они очень сложны, их невозможно просто вот выдумать, если этого на самом деле нет.
А почему это такая идея понадобилась? Почему надо было Богу стать человеком? Ведь не просто же так и не из любви к искусству, так сказать. А потому, что цель была - спасти человека. А что значит - спасти? Это значит, что надо человека сделать Богом. А человека сделать Богом, с одной стороны, невозможно без его желания, потому что получится, что кто-то помимо воли, т.е. как бы и насильно, стал Богом, - это невозможно. С другой стороны, если человек просто хочет своим желанием стать Богом, то никакая тварь, в том числе человек, не может этого - это тоже очевидно. Не может тварь стать своим собственным творцом. И именно поэтому было так, что в ответ на желание человека, и поэтому не против воли, а по воле человека, - но значит, и не каждого человека, а только того, кто захочет (у каждого человека своя ведь воля), - поэтому Сам Бог стал человеком, пошел навстречу. Потому что для Бога это все возможно, и мы не знаем, как это произошло, но мы знаем, что это произошло, - и именно для того, чтобы человек стал Богом. Но как? Так, что Он остается человеком и как раз становится совершенным человеком, потому что он, наконец, утрачивает свои всякие грехи, которые мешают ему быть человеком даже, и в то же время он становится Богом совершенно - так же совершенно, как Христос стал человеком. Вот, и этого тоже не знает ни одна религия и ни одна ересь. И все ереси, они состоят в том, что обязательно отрицают вот это наше учение об обожении, а через это - учение о воплощении Бога. Т.е. те, кто не верят так в спасение, те не могут верить и во Христа. Потому все еретики являются, может быть, сами того не сознавая, врагами Божиими и христоненавистниками, потому что они отрицают воплощение Христово. И нет ни одной ереси, в которой бы правильно проповедовалась вера в воплощение Христа. И именно поэтому так страшна ересь экуменизма, которая все различия между православием и ересью смазывает, но на самом деле просто сама становится ересью, и все.
И вот, такая цель нашего спасения, и главизна этого - именно то, что празднуется сегодня, - то событие, которое празднуется сегодня в праздник Благовещения. Но не случайно в этой мысли о нашем спасении всегда присутствует Крест. И поэтому тем более знаменательно, что сегодня совпало Благовещение с Крестопоклонной Неделей. Потому что если у нас такое отношение к Богу, что мы хотим с Ним настолько соединиться, чтобы можно было сказать без всякого преувеличения, что мы становимся Богом, хотя мы остаемся человеком, - если такие у нас отношения с Богом, то у нас какие-то другие, нежели у всех людей, отношения и с миром. Это неизбежно. И вот, те отношения с миром, которые у нас устанавливаются, если мы христиане, они как раз и объясняются в сегодняшнем Евангелии, которое второе Евангелие - о Кресте (мы сегодня два Евангелия читали, одно было о Благовещении, второе о Кресте), где Господь говорит, что кто хочет спасти свою душу, тот ее должен погубить. Но это такое еврейское выражение "погубить душу" значит - умереть. А "спасти душу" значит - выжить. И вот, кто хочет выжить (имеется в виду - для жизни вечной, т.е. спастись), тот должен умереть (имеется в виду - для жизни сей). И поэтому Господь также и говорит, мы тоже это сегодня слышали: "иже хощет по Мне идти, да вОзмет крест свой", - т.е. каждый, кто хочет идти за Христом, должен взять свой крест и пойти за Ним, Который тоже несет крест.
И вот, этот крест и есть наше отношение к миру. Т.е. мир для нас нужен, если мы христиане по-настоящему, только как крест, для того, чтобы отрешиться от того, что нас к нему привязывает. И прежде всего нас к миру привязывают грехи. Потому что Бог для нас далек, неизвестен и непонятен; зато всякие наши мирские удовольствия очень для нас известны и понятны, и мы чаще всего, не задумываясь - и особенно не задумываясь, потому что, если задумаемся, так мы, может, ничего и не станем, а если не задумываемся, так это чаще всего бывает очень легко, - промениваем Бога на самые ничтожные удовольствия, вплоть до телевизора (стыдно сказать!). А если же помимо грехов посмотрим, у нас есть и не греховная тоже зависимость от вещественного мира, и здесь мы должны ее тоже просто терпеть, как некоторое такое наказание для нас и, с другой стороны, узду - потому что, если нас держать без узды, то еще неизвестно, куда мы улетим (т.е. если нас ничто не сдерживает). И вот поэтому мы, как христиане, с одной стороны нуждаемся во многом таком от мира - не в силу наших грехов только лишь, а именно в силу того, что мы люди, которые нуждаются в пище, в одежде и не только в этом, а во многом еще другом. И с другой стороны, мы должны понимать, что не это главное, а само все это - средство. Потому что поддержание нашей материальной жизни, собственно, то, что нас ставит в необходимую, а не греховную зависимость от мира, - это само должно подчиняться некоторой цели. Т.е. мы же живем не для того, чтобы просто жить, - потому что зачем нам, собственно говоря, бессмысленно жить? - а для того, чтобы жить вечно, для того, чтобы быть с Богом. И для этого мы должны употребить время нашей жизни на земле.
И именно поэтому мы должны просить Бога, чтобы Он нам дал то и се, все, что нужно для нашей жизни, но при этом мы должны помнить, для чего мы живем - для того, чтобы все это принести Богу, для того чтоб мы могли молиться, для того чтобы мы могли каяться в своих грехах, для того чтобы мы могли подготовиться к смерти, потому что самое главное, что есть в нашей жизни (я имею в виду - земной), это наша смерть. И Господь сегодня нам это и говорит в Евангелии, когда говорит, что "каждый, кто хочет за Мной идти, да возьмёт свой крест", - потому что что такое крест, как не смерть? Но крест христианина - это смерть именно добровольная. Умирают все люди, но те люди, которые не думают об этом, они умирают просто так же, как и скотина на скотобойне: они не хотят, а их тащат, и они умирают. И никакой пользы для души в такой смерти для них нет. А если мы как христиане, то мы добровольно идем на смерть за Христом - это и значит, что мы берем крест, - и мы, значит, смотрим все-таки на свою жизнь как на процесс смерти, хотя и несколько растянутый, и именно для того, чтобы нам постепенно умереть так, чтобы остаться со Христом, а не с диаволом, - вот именно для этого нам и нужно все, о чем мы просим Господа. Но прежде всего, конечно, мы Его будем просить не о материальном, а о том, чтобы Господь дал нам постоянный дух сокрушения, покаяние и молитву, а главное, чтобы Он нам дал Самого Себя, т.е. благодать Свою, благодать Божию. И тогда ничто для нас не будет страшно ни в жизни этой, ни в смерти, ни, самое главное, на Страшном Суде. Аминь.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments