Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Scando-Rossica, третие

дальше в лес -- существенно больше дров.

провел час над вот этой замечательной книжкой: J. de Vries, Altnordisches etymologisches wörterbuch. 2. verbess. aufl. (Leiden: Brill, 1962) -- вот, кстати, люблю книжки на немецком, в которых нет этих новонемецких глупостей писать все существительные с большой буквы.

чево я там увидел:

afraki -- это вовсе не от корня afr ("быть крепким"), как я думал еще вчера, а вапще compositum: af-raki, где af -- приставка, а raki имеет такое значение, которое омонимично другому, зарегистрированному в др.-исл., причем, слово raki отдельно не регистрируется. этимология этого значения -- от reki со значением "вести" (тоже встречается только в композитах). нашелся еще глагол afreka "ausführen". получается, что поморфемный перевод afreki -- "по-водырь", т.е. "вожатый".

но вот что самое крутое: de Vries 432a пишет: afraki 'könig' (poet.)

т.е. этот синоним к слову "конунг" употреблялся в поэтической речи!!! чьей? если это скальдическая поэзия, почему о нем молчат словари др.-исл., даже самый полный из них модернизированный Fritzner? где взять источник de Vries'a?!!

а вот почему это важно:

уже без всякой лингвистики, а только по содержанию данной легенды КПП и параллелей в ПВЛ было понятно, что речь идет о реминисценциях каких-то (квази-)эпических произведений (особенно в связи с личностью "Якуна" -- гонителя этого Шимона; это Хакон, да, но отнюдь не историческое лицо, а символический образ агиографической легенды, трансформировавший в себе сразу несколько историч. лиц 10-11 вв. и базирующийся на персонаже эпоса). в основном, это заметила Нора Чедвик. дальше я связал это с циклом агиографических легенд, связанных с первоначальным культом обоих Олавов и мучеников на о. Селья (чьи мощи были обретены при Олаве Трюгвасоне).

а вот теперь мы получаем, что слово "Африкан" должно было происходить из поэтического произведения. если так, то, вероятно, исходная (т.е. пришедшая на Русь) форма агиографической легенды -- это скальдические стихи того же типа, что и те, с которых начиналась агиография Олава Святого.

т.о., можно предположить -- один или не один -- поэтический агиографический текст, вербализующий культ Олава по состоянию на конец 11 века, который касался Руси, как минимум, в том отношении, что имел своим предназначением объяснить родословие потомков Шимона. среди его ближайших потомков вкус к подобным текстам должен был быть, а вероятность подобного заказа с их стороны -- очень высока.

как-то этим всё усложняется. ведь история Шимона неотделима от истории царских инсигний.

если какой-то скальд решил написать вису так, чтобы сделать княжескую власть в Киеве легитимизированной через Шимона (т.е. заказчиком висы), то это нормально. но это бы никак не привело к интеграции такой легенды в местную киевскую агиографию святых мест. обычно такие легенды живут вокруг реальных предметов, т.е. должен был существовать реальный золотой венец, хранящийся в храме Богородицы. априори более вероятное решение -- что инсигнии были, и они были реально связаны с культом Олава. (тут дело, конечно, не в Шимоне, а вся эта история с крестом -- это история о том, как Киевская княжеская власть получает свой статус христианской власти от святого Олава, точнее, соединившихся в один образ обоих святых Олавов; что дает точную параллель к той версии крещения Руси, которая изложена в Саге об Олаве Трюгвасоне монаха Одда).

получается, что "варяжскую" версию крещения Руси (т.е. такую версию, в которой этот шаг Владимира был предопределен Олавом Трюгвасоном, еще раньше Владимира сделавшим выбор в пользу Византии, а не Запада) в Киеве признавали почти до конца 11 века, и в одной из церквей Богородицы хранились соотвествующие инсигнии царской власти... (дальше у меня есть особые соображения, почему вероятно, что это была именно Десятинная церковь).

так что пока рабочая гипотеза может выглядеть так: автор скальдического стихотворения о Шимоне, заказанного его потомками где-то в конце 11 века (или немногим позже), сфокусировал на этом Шимоне всё вообще, что в Киеве было связано с варягами. разумеется, нельзя верить на слово легенде, будто венец и цепь доставил именно Шимон (возможно, кстати, что Шимон доставил-таки цепь -- не инсигнию, а просто какой-то предмет роскоши, -- что и привело к странному для легенды об инсигниях сочетанию венца с цепью).

что исторический Шимон на самом деле мог доставить венец мне кажется абсолютно невероятным: он не имел статуса лица, от которого царский венец мог быть принят киевским князем. такой статус из всех варягов за всю историю имел только Олав Трюгвасон (т.к. только он, уже будучи конунгом, тесно общался с одним из киевских князей -- с Владимиром). а вот для агиографической легенды еще в ее скальдической форме осуществить переатрибуцию Шимону именно тем способом, которым это было сделано, -- это самое оно: венец ведь все равно происходит от Олава -- от его креста в Нидаросе (повторяю, что в агиографии два Олава составляют почти одного), -- только теперь уже через посредство Шимона.

замечу на полях: в Passions épiques "агиографические координаты" -- это мартирий (могила) святого и день его памяти. в легендах об инсигниях "координаты" -- сами инсигнии, происхождение которых требуется объяснить (это вместо пространственных координат). временнЫе координаты -- это храмовый праздник того храма, где (и если) положены инсигнии.

пока что рабочая гипотеза такова:

1. варяжские царские инсигнии (золотой венец) -- от Олава Трюгвасона, в Десятинной церкви.
2. уже при Ярославе это всё дело затемняется, т.к. центром культа и идеологии становится новый храм Св. Софии.
3. во второй половине 11 в. венец переходит в Успенскую церковь монастыря и приобретает соответствующие "агиографические координаты" (роль исторического Шимона в этом деле и в строительстве Усп. церкви вероятна, но принципиального значения не имеет).
4. Шимон появляется на Руси после 1052 г., он является "родичем" (сыном?) Гутхорма ("Африкана"), который был племянником Харальда Сурового Правителя (этот конунг тщательнейшим образом насаждал культ Олава).
5. в конце 11--нач. 12 века для потомков Шимона некий скальд сочиняет некий текст о пришествии Шимона на Русь, где вся история вплетена в агиографию Олава и связана с Успенской церковью монастыря.
6. почти сразу текст скальда как-то не очень грамотно перелагается на славянский -- очевидно, заинтересованными лицами в монстыре. (правда, может быть и такое, что текст был не один, да и переложений даже одного текста могло быть больше одного; тут лучше не лезть с бритвами Оккама).
7. количество славянских версий скальдической легенды зависит от того, можем ли мы возводить рассказ КПП и источники параллельных мест в ПВЛ к общему славянскому источнику. этот вопрос дискутировался в литературе, но, по-моему, как-то совсем голословно и умозрительно. надо еще над этим подумать.
8. еще надо подумать о временнЫх параметрах: сопоставить ответы на вопросы из п.7 с вероятным временем составления соотв. редакции ПВЛ.
9. 13 в. -- славянский источник, основанный на скальдическом стихотворении, перерабатывается в составе КПП.

Марфо! аще дочитали до сего места, пожалуйста, распечатайте мне это на бумажке и отдайте. буду смотреть на нее для напоминания. спасибо!
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments