Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Category:

Scando-Rossica: "Якун Слепой"

ничто не стимулирует занятия скандо-россикой сильнее, чем необходимость срочно писать об эфиопских царях. поэтому в эфиопских царях я не очень продвинулся, а зато в варяжских -- весьма.

Якун -- имя того "брата" Африкана, от которого бежали Шимон и "Фриянд".
в КПП это имя глоссировано (как это очевидно и признается всеми учеными, на основании ПВЛ; мне кажется, впрочем, что тут будет точнее говорить об использовании в КПП и ПВЛ общего источника агиографического характера; см. ниже) в том смысле, что этот тот самый Якун, который "отбеже от золотыя луды", когда воевал за Ярослава против Мстислава. в ПВЛ эти события описаны под 1024 г.
там редкий (даже единственный) для русской истории рассказ о варяжском отряде, который был на русской службе и участвовал в очень важных событиях, но с которым расстались не по-дружески (т.е. ПВЛ признает некую хитрость со стороны Ярослава). отряд, согласно ПВЛ, действительно отбыл восвояси -- так что можно понять, что и "отбеже". Якун, глава этого отряда, был славен своей "золотой лудой".

слово "луда" Срезневский точно перевести не мог: то ли "плащ", то ли "шлем", то ли хрен знает что. после А.С. Львова ("Лексика ПВЛ", 1975) точно известно, что "луда" означает нечто вроде плаща (слово скандинавского происхождения, но уже русское).

итак, КПП берет из ПВЛ свою глоссу про некоего плохого, с русской т.зр., варяга Якуна (Хакона).

скандинавский вариант истории отряда, нанятого Ярославом, -- это Прядь об Эймунде. (на сайте "Северная слава" -- замечательный перевод О. Сенковского, вкупе с современным переводом Рыдзевской и комментариями Джаксон из ее книги 1994 г., а также текстом оригинала).

кажется, никто не спорит, что именно Эймунд, а никакой не "Якун-Хакон", был начальником того самого отряда варягов на службе у Ярослава. история раздоров Эймунда с Ярославом проходит красной нитью через всю Прядь (основание -- задержка жалованья). что самое главное, и чего никто не заметил раньше: там упоминается "золотая луда". при обороне города от Мстислава Эймунд применяет хитрость: вывешивает на стенах всякие блестящие драгоценности, сверкающие под солнцем. в качестве одной из главных названа "златотканая парча" (в тексте: лучи солнца попадают на "златотканую парчу" -- á guðvefina hina gullofnu).

однако, этот Эймунд не "слеп", и зовут его не "Хакон". насчет "слеп" кто-то еще в 19 веке (счас забыл, кто именно) предложил читать в ПВЛ "съ леп", но это и конструкция какая-то варварская, и вообще подобными конъюнктурами никогда нельзя увлекаться -- они-то обычно и губят всякое исследование. (хотя после комментария Лихачева к его изданию ПВЛ, 1950, это объяснение стало стандартным для советской литературы).

"Хакон Слепой" вместо простого Эймунда с его "золотой лудой" -- это продукт трансформаций, свойственных только агиографии.

1. перемена имени: как Эймунд стал Хаконом

будем исходить из того, что речь идет об одном и том же человеке (это едва ли у кого-то вызывает сомнение: там, в истории междуусобных войн Ярослава, двум варяжским дружинам такого уровня просто не поместиться). речь также не может идти о двух именах одного и того же человека (варяги, если оставались жить на Руси, обычно принимали русские имена): оба имени варяжские, и на Руси не остался ни Эймунд, ни Хакон, согласно повествующим о них текстам.

Прядь об Эймунде не отличается правдивостью кинохроники, но едва ли там могло быть искажено имя главного героя. она ведь и написана была как раз для его прославления.

Прядь -- не агиографическое произведение, но тронутое влиянием агиографии, т.к. ее дошедшая редакция находится в конвое Саги об Олаве Святом. Поэтому отношения Эймунда с Олавом там представлены очень политессно: не скрывается принадлежность Эймунда к конкурирующему роду, но сам его отъезд на Русь объясняется желанием сохранить лояльность конунгу Олаву, что в Норвегии было бы для него невозможно по статусу (т.к. его статус требовал бы только титула конунга).

впрочем, важно, что даже Прядь признаёт, что Эймунд представлял враждебный Инглингам варяжский род (Эрлингов).

но Ярослав (и вообще русские князья) всегда дружили только с Инглингами. в Пряди упоминается, что Эймунд решил поехать на Русь только после того, как узнал о смерти Владимира, -- т.е. он понимал, что с Владимиром ему бы ничего не обломилось, и он хотел попытать счастья с Ярославом. однако, Ярослав, как известно, тоже сохранил дружбу с Инглингами, а с Эймундом все же поссорился.

итак, в истории мы имеем подтверждение данных Пряди, следовательно, Эймунда нужно считать вполне историческим -- в отличие от "Хакона", тоже исторического (коль скоро у него есть, как минимум, один -- впрочем, мы сейчас найдем еще, -- исторический прототип, Эймунд), но не вполне.

сообщение ПВЛ априори может быть как агиографическим, так и нет, -- в зависимости от источника, использованного летописцем (разумеется, летопись сама по себе не есть агиографический жанр).

замена имени Эймунда на Якуна и приписывание ему слепоты наводят на подозрение, что тут не всё гладко с историей. это подозрение усиливается от КПП -- агиографического документа, который вполне уверенно цитирует ПВЛ. КПП также доказывает нам актуальность для тогдашней (11-12 вв.) русской агиографии варяжской темы. поэтому есть все основания, чтобы посмотреть на Якуна с т.зр. критической агиографии, но тоже в варяжском контексте, -- авось, что и увидим.

первое, что мы тут видим, -- это появление символического имени Хакон. для агиографии обоих Олавов (Инглингов) это имя не только историческое, но и демоническое. историческое оно потому, что это было родовое имя Эрлингов, пытавшихся править в Норвегии от имени конунга Дании (и потому носивших титул ярла, а не конунга). три разных "ярла Хакона" -- это три последовательных кошмара для Инглингов Олава Трюгвасона, Олава Святого и Харальда Сурового. через двух Олавов исторические Хаконы (2 шт.) уже успели перейти в область агиографии. но есть еще одна агиографическая легенда цикла Инглингов, которая окончательно рассеивает все подозрения относительно демоничности Хакона, появляющегося в качестве злого гения там и сям: это история обретения (конунгом Олавом Трюгвасоном) мощей святых мучеников на о.Селье. культ этих святых важен, в частности (хотя и не только), тем, что его установление Олавом Трюгвасоном было не чем иным, как заявкой на крещение Норвегии -- которое он не смог осуществить. однако, конунг Олав Святой высадился именно на о.Селье, когда прибыл крестить Норвегию. в саге о нем обыгрывается одна из форм названия острова: Sæla -- "блаженство" (т.е. аллюзия на "остров(а) блаженных" -- не понятая никакими комментаторами саги, как, впрочем, и сам символизм этого поступка Олава). в той легенде, которая должна восходить ко временам Олава Трюгвасона (хотя известна только в записях 12 века, на лат. и на исл.), т.е. ко времени становления культа, убийцей этих мучеников называется некий языческий местный ярл Хакон. если учесть, что легенда представляла собой типичный случай Passion epique, когда о мучениках не известно ничего, кроме их могилы, то
это говорит очень много о семантике имени "Хакон" в среде Инглингов.

поэтому, если на Руси история с Эймундом попала в агиографическую обработку в фарватере агиографии Инглингов, то превратиться Эймунду в Хакона -- сам Бог велел.

2. Как Эймунд-Хакон стал слепым

сюжет КПП с крестом Африкана и т.д., как я тут уже говорил, -- это чудо св. Олава 1052 г., происшедшее с родственником Харальда Сурового Гуттхормом. кстати, забыл сказать, что это чудо вошло и Сагу о Харальде Суровом в Heimskringla, где Снорри Стурлусон пересказывает большими кусками и без него дошедший до нас сборник чудес св. Олава. естественно, какого-то "Якуна" было необходимо поискать и там тоже -- т.е. где-то вокруг конунга Харальда после 1052 г. (дальше, по законам téléscopage, этот Хакон должен был быть спроецирован на всех остальных). и таки там он есть: это Хакон сын Ивара. но его образ усложнен: почти вся его нехорошая деятельность просходит на пару с ярлом Финном (Finnur), сыном Арни. про этого ярла говорится, что у него было плохое зрение, а Харальд, согласно саге, прямо называет его "слепым".

но эта вражда с Инглингами наступила не сразу. вот замечательная -- своей напоминающей способностью о КПП -- фраза из Саги о Харальде Суровом, гл. 45:
Финн сын Арни провел несколько лет в викингских походах на западе. Они все вместе были в этих походах, Финн, Гуттхорм сын Гунихильд и Хакон сын Ивара.
упомянутый здесь Гуттхорм -- это "тот самый".
все они, понятно, были родственниками...

в опщем, выводы:

1. "Якун Слепой" -- это демонизированный образ, прототипами которого являются Эймунд и, изначально спаренные, Финн и Хакон сын Ивара. само имя Хакон -- это и есть главный способ демонизации персонажа, т.к. хорошего человека Хаконом не назовут.

2. из прототипов Якуна Эймунд был славен своей "золотой лудой" (историей с), Хакон -- своим именем, а Финн -- своей (как ее называли) слепотой.

3. история о варяжской разборке в КПП отражает реальные отношения Финна-Хакона-Гуттхорма в среде родичей и вообще окружения конунга Харальда Сурового.

4. открывается перспектива к отождествлению варяга Шимона-Симона и Гуттхорма -- но об этом в следующей серии.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments