Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Category:

очень важный богословский вопрос о маргинальности

ответ на который я нашел у marussia (Маруси Климовой).
сначала помещаю ее ответ, а потом вопрос, заданный некиим клириком.

итак, ответ:

Несмотря на то, что туристы, прибывая в Петербург, первым делом отправляются вовсе не на Мойку 12, а в музей Достоевского на Кузнечном, поскольку именно Достоевский в глазах всего мира является «нашим всё», сами русские, как известно, отвели, эту роль Пушкину. Помню, раньше, когда Достоевский был моим кумиром, такая подмена казалась мне жуткой несправедливостью. Теперь я отношусь к таким вещам гораздо спокойнее. Еще одним конкурентом Достоевского в этом отношении является Толстой. Мне даже кажется, что если бы это главенствующее место в русской культуре не занял Пушкин, то на эту роль обязательно бы назначили Толстого…

Вообще причины, по которым люди выбирают себе «великих», а тем более «самых великих», никогда до конца не были мне понятны. Об этом можно только догадываться. Толстой и Пушкин, мне кажется, гораздо больше устраивают в этом качестве отечественных обывателей, чем Достоевский. Их духовность, способности к литературе, и вообще, бросающиеся в глаза основательность и солидность куда больше, например, подходят для получения всевозможных дотаций, грантов и прочих финансовых вливаний со стороны государства или же частных лиц. Так, вкладывая свои деньги в культуры, буржуа, не должен сомневаться, что тратит свои деньги на что-то серьезное, духовное и заслуживающее уважение, и чем очевиднее для всех эти качества у объекта вложения, тем лучше. А вдаваться в детали, разбираться по существу обычно людям некогда. И чем большие подозрения вызывает сам источник вкладываемых в культуру денег, тем более солидными и не вызывающей ни у кого сомнений должны быть представляющие эту культуру личности. Достоевский, пожалуй, для этих целей слишком маргинален: эпилептик, каторжник, и вообще, до сих пор слишком многим кажется психически не вполне здоровым. Он притягивает отечественных обывателей в их спонтанном и, скорее всего, не совсем в трезвом состоянии. Можно сказать, Достоевский – это то, что у них на душе, поэтому они и вспоминают о нем в подпитии. Зато Толстой и Пушкин куда более презентабельны.

Помню, где-то в самом конце восьмидесятых мне попалась на глаза заметка о каком-то прибывшем на гастроли в СССР из Америки ресторанном певце, кажется, это был Вилли Токарев, хотя я точно уже не помню. Так вот журналист заметил у него на столике в гостиничном номере не что-нибудь, а именно томики Толстого и Пушкина. И естественно, в ходе беседы выяснилось, что это его любимые писатели. Не сомневаюсь, что если на улице любого российского города останавливать прохожих и расспрашивать о литературных пристрастиях, то примерно девяносто процентов из них опять-таки назовут Толстого и Пушкина. По этой же причине внешней презентабельности, видимо, в свое время и критик Страхов переметнулся от Достоевского к Толстому, и даже, кажется, обрушился на Достоевского с обличительным письмом… Суть этих метаний и колебаний Страхова лично мне совершенно ясны.

И в самом деле, Толстой был граф, состоятельный человек, и самое главное, его занятие литературой ни у кого не должно было вызывать сомнений. Представьте себе, барин в халате в собственной усадьбе встает утром, заказывает себе чашечку кофе, садится за письменный стол и пишет фундаментальную книгу солидного размера – «Войну и мир». Ясно, что это труд на века! Куда там затравленному эпилептику Достоевскому! По этой же причине и Горький с Лениным разглядели в Толстом «матерого человечища»…


а вот какой был вопрос:

Я сформулировал, пожалуй, что смущает в ИПЦ больше всего.
Насколько я понимаю, в исторических ситуациях те, кто создавал параллельную иерархию, оказывались все-таки раскольниками (типа донатистов), или еретиками. (...)
Когда же в ересь уходила господствующая иерархия, окончание ереси, как кажется, происходило с избранием православных на ОФИЦИАЛЬНЫЕ кафедры, и с замещение еретиков на кафедрах официальной церкви. (...)
То есть, в истории как будто правота всегда оставалась за официальными (уже утвержденными) церквями.
Т. о. нынешняя ситуация выглядит уникальной: ВСЕ поместные церкви в ереси, и выход только в создании параллельной иерархии и НОВЫХ церковных организаций.
Сами понимаете, страшно. Страшно выбирая ИПЦ, присоединиться все-таки к расколу, и оказаться в безблагодатном сообществе.
Решиться на такое можно, только убедившись в еретичности Поместных Церквей на 100%.
(...)
Поэтому, видя всю неправду сергианства, и видя, куда же сползает православное сообщество (и МП тоже), все-таки на ИПЦ смотрю с опаской. Как-то очень непонятно. Слишком непонятно, чтобы решиться признать ИПЦ Церковью, и не бояться потерять благодать, переходя туда. Глядя на историю, кажется более надежным ожидать замещения еретиков на кафедрах поместных церквей.

Это так мне сейчас видится. Вопросы мои к вам вызваны, однако, тем, что реально такого замещения в обозримом будущем не видно. И мириться с нынешним положением тоже некомфортно. Поэтому прошу Вас прокомментировать мои рассуждения. (...)
Вопрос для меня. пожалуй, один из центральных. Если можете, ответьте с масимальной ясностью.


ответил с максимальной ясностью.
ключевое слово -- критик Страхов. кстати, очень полезно знать его биографию и его -- очень важные -- литературно-критические и философские статьи. там и мыслей очень правильных много, и биография у него -- до крайности поучительная.

свою огромную библиотеку Страхов завещал С.-Петербургскому университету. именно из нее происходили почти все религиозные книги на русском языке, которые я читал впервые в жизни. например, "Семь слов о жизни во Христе" Николая Кавасилы.
а также многие богослужебные книги, которые были совершенно новыми: до сих пор помню это особое ощущение, когда ты оказываешься первым читателем не просто какой-нибудь книги 19 века (это обычное дело), а богослужебной книги церковной печати (которые приходилось видеть в церкви всегда зачитанными весьма и весьма).
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments