Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

  • Music:

На смерть Лазаря -- это сегодня

сегодняшняя проповедь

пожалуй, сегодня с эпиграфом:
Кто-то читал про себя, а считал - все про дядю.

На смерть Лазаря.
Слово в среду ваий


Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.
В сегодняшний день, то есть в среду, которая уже закончилась, умер Лазарь. И теперь мы ожидаем субботы, когда он воскреснет. А все эти дни - вот уже начавшийся четверг, пятницу и часть субботы - он будет лежать в гробу. И для нас, конечно, для всех должно быть особенно хорошо знакомо в духовном отношении это нынешнее мертвое состояние Лазаря. Потому что мы смотрим на себя, какие мы, и что мы совершенно не меняемся к лучшему. И мы пытаемся говорить на исповеди какие-нибудь наши грехи, а потом остаемся всё в тех же самых грехах. И конечно, мы вполне правы, когда думаем, что такое наше состояние - мертвое.
Но как нужно относиться к мертвому? Вот об этом нам и говорит пример Лазаря. Потому что если для безбожников мертвое - это то, что уже закончилось, и чему уже ничем нельзя помочь, - то мы, если тоже будем так думать, будем ничем не лучше безбожников. И как раз тогда вот практически мы и станем безбожниками, потому что вот это и есть безбожное поведение. А что мы должны делать? Мы должны верить, что Господь именно может мертвого воскресить и не просто мертвого может воскресить, а может воскресить такого мертвого, как Лазарь, который уже смердит - четыре дня пролежал в южном климате, и даже просто нельзя было открыть пещеру, куда его положили, от запаха. И тем не менее, Господь его воскресил. И даже не помешало ему выйти из пещеры то, что он был по рукам и ногам стянут погребальными пеленами. И вот, в это мы должны верить - если мы вообще верим в Бога, верим во Христа, что Он это совершил, - и понимать, что по отношению к нашей душе тоже будут постепенно изменения.
Но конечно, если нам ждать этих изменений и верить, то может быть, просто нам трудно удержать ум от рассеивания. Потому что, чтобы действительно бы мы молились перед мертвым, нам для этого необходимо понимать, что мы действительно мертвы. А сознание собственной мертвости - оно настолько тяжело переносится человеком, что человек стремится от него отвлечься, его внимание переключается на все подряд, и поэтому человек забывает таким образом, что у него есть потребность молиться, и он перестает молиться. И именно из-за этого мы перестаем молиться над мертвым Лазарем, каковым является наша душа, и теряем понапрасну время. Но потом, если вспоминаем, то все-таки мы тогда используем хотя бы частично то время, которое у нас есть.
А для того, чтобы все время молиться над собственной душой, как над Лазарем, нужно иметь все время эту картину мертвости души и картину того, что ничто в мире, что может случиться, хорошее, а также и ничто, естественно, плохое, никак не повлияет на эту картину нашей души. Потому что если нас какое-то счастье постигнет в мире, то тогда нам будет очень трудно не придать всех своих помыслов этому самому счастью, и мы будем совершенно уже выведены из равновесия. Если случается несчастье, то нам тоже трудно как бы в духовном смысле не упасть в обморок и не отупеть и вообще не перестать что бы то ни было соображать. И мы все время понимаем, что даже если сейчас с нами ничего не случилось, то может случиться в любой момент. И таким образом, мы видим абсолютную невозможность для нашей души воскреснуть. Потому что ничто, никакое внешнее изменение не может быть ей на пользу - ни радость, ни горе.
И вот, если мы это видим действительно, то мы должны не в отчаяние приходить, а понимать просто, что наша душа именно в таком состоянии, как Лазарь, которому совершенно уже ничто не могло помочь внешнее - ни радость, ни горе. И мы должны только держать это сознание (нельзя даже назвать это просто мыслию), и тогда вот мы будем постоянно молиться, тогда мы будем понимать, что у нас есть о чем непрестанно молиться Богу. Потому что мы обычно не молимся Богу непрестанно потому, что у нас нет непрестанной потребности Ему молиться.
Потому что Бог нас иногда интересует, а чаще и не интересует. И когда Он нас не интересует, мы еще можем себя заставлять некоторое время, как попугаи, что-то повторять (может быть, даже это и полезно в какой-то степени), но непрестанной молитвы от этого не будет. А непрестанная молитва будет только тогда, когда у нас будет все время перед нашими душевными глазами непрестанная потребность молиться. А она тогда и будет, когда мы будем понимать, что у нас внутри - мертвый, которого Господь хочет воскресить. Спаси, Господи!
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments