Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Воскрешение Лазаря

проповедь в Лазареву субботу; "светский" комментарий к ней см. чуть выше (т.е. по ленте ниже), где про caritas.


Слово в Лазареву субботу

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.
Сегодня мы совершаем воспоминание воскрешения Лазаря и тем самым вот мы уже приступили к воспоминанию Святых Страстей Господа нашего Иисуса Христа, которые закончатся Пасхой, т.е. Воскресением Христовым. И говоря о воскресении Лазаря, мы, живущие после воскресения Христова верующие христиане, уже не такое важное значение придаем догматическому смыслу этого. Потому что Господь воскресил Лазаря, чтобы доказать, что Он может воскресить мертвых, и чтобы легче было поверить в Его собственное воскресение. Но если мы сейчас уже верим в воскресение Христово, то для нас в этом смысле не важно, было воскресение Лазаря или не было - мы и без этого доказательства уже и так в этом уверены. Но есть нечто другое, что для нас остается всегда одинаково важным в воскрешении Лазаря. Потому что Лазарь - это не только тот исторический Лазарь, который умер и воскрес, а потом опять умер, а самое главное - что это образ нашей души, которая умерла, должна воскреснуть, чтобы уже никогда не умереть. И в этом отношении воскрешение Лазаря - это образ воскрешения нашей души.
И вот, как наша душа может воскреснуть? Даже если она воскреснет еще до того, как мы отойдем из этого мира в мир иной, мы не должны этому придавать веры, все время должны не доверять себе до самого последнего момента. Потому что только на том свете будет уже ясно, чья душа успела воскреснуть или нет. Но хотя и надо держаться такой осторожности, все-таки есть некоторые начатки воскресения абсолютно реальные, которые действительно уже и сейчас, и в этой жизни, действительно уже даются и существуют. И это то, что называется любовь Божия, т.е. любовь к Богу, которая является в то же время любовью Бога, потому что Господь Сам благодатью Своею действует так, что мы Его любим, и Сам же дает эту благодать по Своей любви к человеку. И это проявляется в том, что любовь Божия, как говорят святые отцы, отрешает нас от мира. И все остальное, что мы имеем в мире, становится для нас неважным, по крайней мере, неважным в сравнении с этим, и мы все это готовы оставить и многое на самом деле оставляем для того, чтобы это не отвращало нас от любви Божией.
И когда это происходит, мы обретаем в своей жизни смысл, потому что до этого, может быть, у нас был смысл жизни в том, чтобы просто жить. Но никакое делание, если оно не имеет цели, не может быть осмысленным. И может быть, мы сразу или не сразу понимаем, что смысл нашей жизни не может состоять в том, чтобы мы просто жили. Также, если мы даже и не христиане (а тем более если мы христиане), но если мы хотя бы сколько-нибудь разумные люди, мы должны понимать, что не может быть смысла жизни в каких-нибудь детях и родственниках. Потому что если я, человек, жизнь которого бессмысленна, порождаю детей, жизнь которых тоже бессмысленна, то я только увеличиваю бессмысленность в мире, и от этого ничего, кроме зла, произойти не может. И поэтому говорить, как вот некоторые, конечно, безбожные родители говорят своим детям, что "смысл нашей жизни - это вы", вот, "ты, мол, ребенок, смысл моей жизни", - это, конечно, просто одна из многочисленных в этом мире формул полного безумия. Конечно, смысл жизни любого человека должен быть за пределами жизни какого бы то ни было человека. Некоторые еще говорят, что они живут ради всего человечества. Но мало того, что они, как правило, врут, когда так говорят; но если бы они и правду говорили, то все равно бы это смысла никакого не имело, если жизнь каждого в отдельности человека (а только из них состоит человечество) была бы бессмысленной.
И поэтому должен быть какой-то другой смысл, который лежит за пределами этой жизни. Конечно, здесь уже понятно, что этот смысл будет выглядеть со стороны мирской, как какая-то идея. Идей бывает очень много, они между собой несогласны, и поэтому они либо все ложные, либо одна из них истинна, а все остальные ложные, скорее всего. Хотя может быть, конечно, и такое, что какие-то там частично ложные, а частично истинные идеи. Между ними очень трудно разобраться. И если мы христиане, то мы понимаем, что между ними умом просто разобраться невозможно и чувствами никакими тоже разобраться невозможно. Т.е. разобраться возможно, но со стопроцентной гарантией ошибиться. А вот разобраться по истине невозможно. Потому что знание истины - это дар Божий, и только Бог может просветить наши чувства, мысли и вообще все, что угодно, чтобы мы познали истину. Но этот дар Божий дается тем, кто имеет к этому желание. Если кто-то имеет желание получить именно дар Божий, а не настоять на своем и не сделать вопреки всему именно так, как хочу я, то конечно, Господь, может быть, и не сразу и скорее всего не сразу (очень редко бывает, что сразу), но постепенно будет открываться ему Сам и указывать ему истину.
И вот, истина, как говорит Господь в Евангелии, сделает нас свободными. И эта свобода проявляется окончательно, конечно, тогда, когда мы уже прошли все искушения этого мира, но начинает она по-настоящему проявляться сразу же. И тогда, если, конечно, Господь нам это дает, то мы начинаем видеть, что ради Бога и наша жизнь имеет смысл, и та помощь, которую мы можем оказывать людям, она может иметь смысл только в том случае, если мы будем именно, хотя бы в отдаленной перспективе, ориентировать их к Богу, и тогда для нас это становится потребностью души. Т.е. даже если мы будем точно знать, что мы не спасемся и сами для себя не достигнем смысла собственной нашей жизни, мы все равно будем стараться делать то же самое, потому что по-другому мы и не можем. И как говорит апостол Павел, хотел бы он сам лучше пойти в ад, чтобы только не видеть других людей отлученными от Бога. Это очень понятно. И вот такая потребность души - она может, конечно, тоже обмануть, поэтому многие люди увлечены всякими ложными идеями; и хотя это в тысячу раз благороднее, с человеческой точки зрения, чем увлекаться идеями воспитания детей или просто, там, жить как-то, получать удовольствие, но такие идеи тоже могут привести в ад, если это какие-нибудь ереси и ложные религиозные учения. Но по крайней мере, без того, чтобы жить ради какой-то идеи, жить вообще человеку нельзя, эта жизнь скотская, в том числе, даже если эта жизнь ради детей. Потому что животные тоже живут ради воспроизведения потомства, ничего в этом нет специфически человеческого.
А если мы живем ради идеи, то она должна быть истинной, а истинная идея - эта идея, которая не просто идея, которая не выдумана человеком, да еще может быть, и бесами (и такие идеи бывают), а та, которая есть реальность божественной жизни. Потому что в Боге нет никаких тварных идей - а есть только Его Промысел о мире, а этот Промысел есть Он Сам. И вот, мы приобщаемся к ней, к этой реальности Бога, сначала через молитву, а потом еще и через причастие, когда мы входим по-настоящему в эту божественную реальность, и тогда наша жизнь действительно меняется, и тогда мы имеем залог воскресения нашей собственной души, и постепенно, если мы действительно будем стараться из своей жизни исключать все то, что противоречит вот этой главной нашей вере, то тогда, конечно, Господь обязательно нас доведет до Царствия Небесного и, по крайней мере, если не в веке сем, так в веке будущем, а вообще-то, может быть, и в веке сем еще, мы получим то самое воскресение души, которое вполне можно назвать воскресением Лазаря. Аминь.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments