Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Слово после пасхальной вечерни


Слово в вечер Пасхи

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.
Вот мы и встретили Воскресение Христово. И сейчас мы остановились на том самом моменте, когда Господь уже воскрес, уже явился некоторым ученикам, а некоторым, как вот Фоме, еще не явился, и они не могут поверить, как это произошло воскресение Христово. И вот, вся эта неделя - это время, когда совершается явление Господа, и происходит уверение постепенное тех, кто не сразу уверовал, в том, что воскресение Христово действительно произошло. И для нас тоже эта неделя станет временем такого вот уверения, что действительно воскресение Христово уже произошло.
А что это значит особенно для нас, вот, в нашей собственной душе иметь в этом удостоверение? Это особенно понятно тем, кто постился и кто во время поста о чем-то молил Господа, и прежде всего о том, что касается его внутренних изменений, а отчасти, может быть, и внешних. Потому что внешне Господь устраивает наши обстоятельства так, чтобы помочь нам исправиться внутренне, и потому те прошения о внешних изменениях в нашей жизни, которые действительно полезны и справедливы, Господь обычно исполняет и именно тогда исполняет, когда внутренне мы созреем для того, чтобы принять эти изменения. И поэтому, может быть кто-то, молившись в течение поста о чем-то и как бы постившийся с какими-то конкретными мыслями (а в общем-то я думаю, что и все православные христиане хотя бы некоторые конкретные мысли на пост должны иметь, какие особенно грехи, с которыми им надо бороться вот именно сейчас, именно в этот пост), и в чем-то, может быть, они получили облегчение. И тогда удостоверение воскресения Христова будет не только в том, что мы получили вот это облегчение в каких-то наших заботах и особенно от каких-то наших греховных привычек и поблагодарили за это Господа, а будет оно только тогда, когда мы дадим себе как бы зарок исправляться. Т.е. мы, получивши желаемое, будем не меньше, а гораздо больше, или по крайней мере, все-таки не меньше иметь память Божию и иметь сосредоточенность на Боге. А те, кто еще не получил того, о чем просил, - а все мы абсолютно, без исключения, много чего не получили из того, о чем просили, если мы просили именно как православные христиане, - они будут просто с большей радостью и с большей надеждой продолжать молиться о том же с полной уверенностью, что Господь обязательно это исполнит, но в свое время, которое Он, а не мы, знает, когда оно полезно. Я, конечно, говорю только о тех наших прошениях, которые ведут к пользе нашей души, а не о всех, которые мы порой обращаем к Господу. Может быть, и каждый из нас обращает к Господу какие-то иногда и не совсем разумные моления - это еще тоже не очень страшно, но лишь бы мы при этом имели в виду такую оговорку: "впрочем, да будет воля Твоя, а не моя", - потому что мне, может быть, кажется, что вот, мне надо бы вот этого, а на самом деле мы знаем, что мы можем очень и ошибаться. Потому что на самом деле нам надо только того, к чему воля Божия.
И волей Божией так прошли обстоятельства нашего сегодня пасхального празднования, что особенно нам всем напомнили о необходимости "следить за собой". Потому что, может быть, уже многие знают, что как раз в тот момент, когда крестный ход наш должен был войти в храм, но еще как раз не вошел, вот там вот напротив на Светлановском проспекте сбило молодого человека, в присутствии его жены, и сбило сразу насмерть - т.е. "скорая" приехала, и он в "скорой" уже и умер. Он был несколько нетрезв и, вероятно, засмотрелся на наш крестный ход. Он побежал там, где нет перехода, и потом он еще был в некотором подпитии, точнее, они оба с супругой были в некотором подпитии, и вот, пришли так, в общем-то, не самым лучшим образом готовясь; но видимо, они шли в нашу церковь, судя по всему, хотя они раньше здесь вроде как не появлялись, т.е. так их никто не помнит из тех, кто имел возможность их посмотреть в лицо... Вот, жена, конечно, была в горе, теперь уже вдова… И конечно, это нам напоминало о многом и о том, что нам самим надо понимать, что это может случиться с каждым из нас, и что праздник церковный - это совершенно не повод нам, чтобы отвлекаться от таких вот главных и фундаментальных мыслей, без которых вообще нет христианства: это мысль о смерти - о собственной, о возможной смерти близких и вообще, что мы живем ради смерти, никогда нельзя этого забывать. Но кроме того, конечно - это еще, может быть, более очевидный урок, - чем христианское празднование отличается от такого, я бы сказал, свинского веселья, которое существует в миру. Потому что в миру люди веселятся и забывают о чужом горе, если у них в данный момент никакого горя нет. А если они не забывают о чужом горе, то они просто не могут веселиться, потому что действительно, такого рода веселье, которое несовместимо с чужим горем, оно и не нужно на самом деле. Если мы ловим себя на том, что мы ему предаемся, надо спохватиться и перестать. Не нужно нам такого счастья, не нужно такого веселья. Потому что это все крайне скотское занятие. А что нам нужно? Нам нужно только то, что не позволяет отвлечься от того горя, которое есть в миру и от того, что является причиной этого горя, т.е. греха, и от того, что является следствием необходимым этого горе, т.е. смерти, которая сама является и причиной, и следствием - следствием греха и причиной горя. Хотя, конечно же, точно так же мы не должны посвящать свою жизнь эмоциональному переживанию горя - какого бы то ни было. Речь идет именно о том, чтобы научиться жить глубже наших эмоциональных переживаний.
И поэтому воскресение Христово должно нам напоминать не о том, чтобы поесть куличей, а должно нам напоминать прежде всего о смерти. Потому что только после смерти возможно воскресение. Если бы не было смерти, не было бы нужно воскресение. И то, что мы сейчас радуемся, по-христиански радуемся воскресению Христову, то, что нам нужно конкретно оно, - это именно по причине того, что мы сами под смертью. И вот, воскресение - это для нас, помимо прочего, именно напоминание о смерти; и по крайней мере, без этого не будет настоящего понимания воскресения, настолько это необходимо. Но именно в этом напоминании о смерти - одновременно напоминание и о победе над смертью. И потому это действительно праздник. Это не повод для такого веселья, чтобы там, просто есть, пить и веселиться, но зато это повод для некоей радости и надежды, которая всегда пребывает в душе и которая отнюдь не гаснет, если мы сталкиваемся со смертью наших знакомых людей, незнакомых, наших близких и нашей собственной.
И вот, хотелось бы, чтобы начавшийся, можно сказать, новый церковный год - потому что по богослужебному календарю Пасха это как бы новый год получается, новый литургический цикл, хотя есть еще и отдельно новый год, и тоже это важно церковно (1 сентября старого стиля, 14-го нового), но Пасха это тоже своего рода церковный новый год, и новый круг богослужения начинается, - чтоб мы начали его именно вот с этой радостью о воскресении, которая основана на памяти смерти. Потому что та радость, которая не основана на памяти смерти, - это радость скотская (они вот не помнят и не знают о своей смерти, а мы должны помнить). И тогда мы понимаем, что воскресение нам нужно, а получив воскресение Христово, о котором мы понимаем, что оно нам нужно, мы будем радоваться ему настоящей радостью. Аминь. Христос воскресе!
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments