Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Categories:

неврозы vs аскетика


с неврозами все проще всего, но есть одна очень большая трудность.

проще всего -- потому что невротик почти не отличается от здорового человека. т.е. отличается только тем, что болен, не не тем, что он вообще другой человек. у него полностью сохраняется способность к тестированию реальности (и этим он отличается от психотика) и также нет никаких симптомов, связанных с диффузной идентичностью (и этим он отличается от "пограничника"). для невротика его собственное Я -- это именно его собственное Я, как и у всякого нормального человека.

поэтому отношение к своему неврозу должно быть таким же, как и ко всякому соматическому заболеванию. врача надо слушаться, а самому не распускаться -- следить за собой и быть осторожным.

осторожность касается, в первую очередь, соблюдения рекомендаций врача (обычно в качестве врача тут достаточно психотерапевта без психиатра, хотя при более тяжелых неврозах психиатр может быть более полезен; я даже знаю случаи, когда при неврозах Клиника неврозов на 15 линии не помогала совсем, а вот дурка им.Скворцова-Степанова -- помогла очень реально). с т.зр. аскетики мы знаем, что отказываться от врачебной помощи полезно только пустынножителям, а всем остальным, не исключая монахов, -- вредно. поэтому для невротиков я бы сделал вывод о том, что им лучше не идти в пустынножители.

во вторую очередь, она касается необходимости делать постоянные поправки на свою болезнь. напр., человек, сломавший ногу, не станет подвизаться в земных поклонах, а истеричке не надо бы вступать в публичные дискуссии даже тогда, когда правда на ее стороне.

более конкретные рекомендации должны зависеть от конкретного вида невроза. я поэтому приведу ниже только пару примеров.

но вот очень большая трудность, связанная с неврозами. человек, сравнительно легко соглашающийся признать у себя невроз, может на самом деле быть "пограничником", а иногда и психотиком. в том и другом случае у него должен наблюдаться синдром диффузной идентичности -- т.е. либо расщепленного Я, либо интегрированного, но патологического нарциссического Я. наиболее заметные внешние проявления диффузной идентичности -- неспособность к эмпатии и примитивные формы переноса в отношении значимых других (иными словами, разделение всех людей только на полные ничтожества и на немногочисленных и, возможно, часто сменяемых божеств).

вот два примера актуальных для нашей паствы неврозов. (не буду говорить об истерии, которая актуальна вообще для всех социальных групп))

1. невротическая депрессия.

депрессией в медицинском смысле называется довольно паршивое состояние, но все-таки более паршивое, чем то, о котором любят отзываться как о "депре" в разговорах обывателей. для оценки степени депрессии существуют разные тесты (шкала Бека, шкала Гамильтона). их сокращенные версии можно найти он-лайн. этими тестами определяется глубина депрессии, но не более. для лечения же важно определить ее происхождение. обязательным и самым первым признаком депрессии является нарушение сна (его может не быть только при самых легких степенях депрессии -- таких, при которых помогает какой-нибудь негрустин, и о которых поэтому и вовсе не стоит говорить). нарушением сна обычно считается невозможность заснуть (при намерении это сделать) в течение 2 часов и более.

грубо говоря, существуют два типа депрессии -- невротическая и эндогенная (источником которой является какое-то тяжелое психическое заболевание). различие между ними здорово выразил Виктор Франкл (пересказываю по памяти):

любая депрессия характеризуется ощущением утраты смысла жизни. при невротической депрессии -- сначала утрата смысла, потом депрессия. при эндогенной -- сначала депрессия, потом утрата смысла.

только невротическая депрессия относится к области неврозов. еще важно иметь в виду: на фоне пограничного расстройства личности невротическая депрессия ведет себя так же, как эндогенная, да и вообще трудно провести между ними четкую грань (т.е., например, состояние выхода из депрессии, с которым у нас обычно выписывают из дурки -- т.к. пациент чувствует себя прекрасно и уверяет вполне искренне, что не самоубьется, -- является временем повышенного суицидального риска; это стандартная ошибка врачей при определении времени выписки при краткосрочной госпитализации. поэтому нормальный человек, когда его вылечили в дурке от невротической депрессии, будет жить и веселиться, а пограничник -- недели через 3 постарается самоубиться; это хорошо описанная закономерность, но о ней не знают многие наши врачи, и, главное, она игнорируется неписанными правилами наших психбольниц).

итак, если депрессия на самом деле невротическая -- что нужно делать с т.зр. аскетики (помимо самого главного: слушаться доктора). понятно, что аскетические советы будут малопригодными для неправославных.

все время себе напоминать о том, что верою живем, а не вЕдением, а потому отсутствие смысла в моем нынешнем восприятии моей жизни ничего принципиально не меняет. жить надо все равно по приборам навигации, которыми и являются аскетические правила. кроме того, надо помнить, что это состояние всё равно пройдет, но не раньше, чем когда мне станет полезно, чтобы оно прошло. а пока что мне полезнее научиться его терпеть. в сущности, оно только лучше показывает мне то, чего я обычно признавать не хочу: что я нифига не вижу смысла в своей христианской жизни. тот смысл, который я обычно вижу, коль скоро его так легко удается отнять, -- является нехристианским. поэтому депрессия для меня -- великое благо, которое дает мне шансы хотя бы слегка приблизиться к христианству. понять свое непонимание христианства -- это уже для меня огромный прогресс. когда я хоть немного это пойму, то депрессия прекратится. а впредь, выйдя из депрессии, я буду стараться больше не полагать, будто я что-то знаю о христианской жизни, и будто я живу какими-то христианскими целями. выйдя из депрессии, я хоть что-то пойму в своем желании подменить христианство чем-то другим (тем, что, как оказалось, смогла отнять депрессия), а тогда хотя бы отчасти смогу покаяться -- что и является для христианина главным делом.

вот, как-то так. отчасти это приложимо и к эндогенной депрессии, но в целом -- неприложимо и даже более того: при эндогенной депрессии это поведет к еще худшему разносу. (повторяю, что тут я не буду различать нюансы между эндогенной депрессией и невротической депрессией на фоне "патологического склада личности", т.е. у "пограничников"). пожалуй, если подобные мысли усиливают депрессию, -- то это, скорее всего, признак того, что она имеет не невротический, а более глубокий характер.

2. психастения (на уровне невроза, а не просто акцентуации)

выше я как-то не имел случая оговориться, что все асболютно психические болезни связаны с неправильной работой каких-то механизмов защиты, которые, сами по себе, вполне правильные. так, скажем, меланхолия -- это может быть плохое настроение в пределах нормы, а может быть болезнью (депрессией), причем, разницу определяет не сама по себе психиатрия, а социальная среда, в которой эта психиатрия (к сожалению, именно она, а не больной) функционирует.

то же самое с так наз. психастеническим типом личности, который придумали советские психиатры (на западе это явление проработано слабо; психастенический тип рассматривается там как частный случай других характеров). видимо, они имели для этого основания, так как постоянно имели дело с советской интеллигенцией.

в норме для некоторых людей характерно особо критическое отношение к своим поступкам и к себе. в неврозе это выливается в постоянное самоукорение и самопиление. таких людей можно еще эффективнее допилить при помощи христианства, чем и занимаются многие так наз. "духовные батюшки". такая постоянная неуверенность ведет к неэффективности в социальной сфере и в личной жизни, к невозможности вообще совершать какие-либо сознательные поступки. далее это ведет к соматическим осложнениям, к развитию параллельных неврозов, например, истерии, в том числе, конверсионной (т.е. с проявлениями в виде признаков соматических заболеваний).

если не лечиться -- то еще дальше может быть, скажем так, всякое.

психотерапевтическая проблема: такому пациенту трудно осознать себя больным и начать лечиться. главных причин две: ему вообще трудно решиться на какой-либо серьезный поступок, и, самое главное, со своими основными болезненными признаками он связывает как раз главные параметры самооценки -- он воспринимает свою болезнь как проявление своей "честности", "порядочности" и т.д.

аскетическая интерпретация той же самой проблемы: пациент держится за свою болезнь при помощи гордости и тщеславия.

аскетическая рекомендация: понять, что от такой "порядочности" и "честности" нужно лечиться, причем, в первую очередь, христианскими средствами, а потом и у доктора. христианские средства идут тут на первом месте потому, что именно они позволят пациенту осознать, что он вовсе не "честен" и "порядочен", а просто болен, и что ему нужно к доктору.

далее нужно слушаться доктора и исполнять всякие упражнения на принятие самостоятельных решений и на выставление себя перед людьми в не самом лучшем виде -- когда я не справляюсь с чем-то, что-то делаю не лучшим образом, где-то схалтурил и т.п.

повторяю, что это эффективно только тогда, когда у нас невроз. если все то же самое на фоне пограничного расстройства, то тогда нужно иначе. если такие христианские средства (но скорректированные рекомендациями психотерапевта) не помогают, то это косвенный признак того, что дело может быть хуже, чем невроз.

Мне просто приятно знать, что ты меня читаешь
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 46 comments