Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Category:

Слово в Неделю о расслабленном и о пользе работы в праздники

проповедь в прошедшее воскресенье

Слово в Неделю о расслабленном

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.
Сегодня Святая Церковь совершает память чуда над расслабленным, который лежал 38 лет около чудотворной купели в Иерусалиме, где раз в год больной, который оказывался в этой купели первым, исцелялся. И он 38 лет не мог попасть первым, потому что он вообще не мог туда попасть, потому что он не мог ходить и не имел человека, который мог бы его туда положить. И Господь его, даже и не опуская в эту купель, исцелил. И память этого чуда совершается сегодня, и как объясняется в синаксаре, который мы вчера читали за всенощным бдением, если первые две недели после Пасхи воспоминались события, связанные с самим Воскресением Христовым, — это уверение Фомы и жены-мироносицы, пришедшие на гроб, а также Иосиф с Никодимом, — то теперь, следующие три недели, первая из которых сегодня, воспоминаются различные чудеса, совершенные Господом не в последний год Его жизни земной, а раньше, в период между Пасхой и Пятидесятницей. Но есть и особая причина, почему именно на этой неделе, в это воскресенье совершается память чуда, происшедшего на Овчей купели, а в следующее воскресенье — память другого чуда, связанного с другим водоемом, а именно, неделя эта будет о самаряныне, с которой Господь беседовал на источнике и говорил как раз о воде живой. И там, и там сказано о воде.
И мы поймем, что это не случайно такие памяти здесь находятся, если вспомним, что будет в эту среду. А в эту среду будет Преполовение Пятидесятницы. Потому что в это время, как раз в эту среду, исполняется середина периода между Пасхой и Пятидесятницей. И может быть, многие удивятся, если посмотрят, что говорится в богослужении этого праздника. А там в тропаре Преполовения Пятидесятницы говорится так: «Преполовившуся празднику, жаждущую душу мою благочестия напой водами, яко всем, Спасе, возопил еси: жаждай да грядет ко Мне и да пиет. Источниче жизни нашея, Христе Боже, слава Тебе». Т.е. к Самому Христу обращаются, как к Источнику, и само богослужение вспоминает также слова, сказанные Господом над источником самаряныне. И сегодняшняя купель, которую сегодня мы вспоминаем, — она также, конечно, сама по себе является источником, и напоминает нам о другом источнике, прообразом которого она является, — крещении. Потому что в крещении мы снимаем с себя скверну греховную, подобно тому, как в этом источнике снимали не только скверну телесную, но и скверну все-таки уже более серьезную — болезнь телесную, а в купели крещения — уже и болезнь духовную.
Что означает этот праздник? Потому что, фактически, во всю неделю, в которую мы сегодня вступили, и на следующей неделе это будет тоже продолжаться, главное содержание праздника — это Преполовение Пятидесятницы. А что такое Преполовение Пятидесятницы? При чем здесь вообще источник? Был ли этот праздник в Ветхом Завете? В Ветхом Завете этот праздник был. Он праздновался на 30-й день после Пасхи и назывался второй Пасхой. Дело в том, что в Ветхом Завете все великие праздники — их всего было три, и один из них Пасха — требовали прихода всего народа в Иерусалим, в храм, со всей страны. Но так как было сразу понятно, что в сам день праздника все явиться сразу не могут, то было назначено в Законе Моисеевом, чтобы через месяц повторять праздник Пасхи, уже менее торжественно, специально для тех, кто не мог придти вовремя, чтобы те, кто не мог придти в Пасху, по крайней мере, в этот день приходили в Иерусалим. И таково начало этого праздника. А содержание его еще другое. Потому что праздник воды — это праздник ветхозаветный, тоже один из трех самых главных, он другой. Это Праздник Кущей, который праздновался когда-то осенью. И эта вода — она, с одной стороны, была потому, что молились о дожде, чтобы был урожай, а это очень все важно было, но с другой стороны, эта вода была залогом жизни вечной, и главное содержание Праздника Кущей, как мы много раз уже говорили, это было именно воскресение мертвых. Потому что куща, т.е. палатка или скиния, — это и тело каждого из нас, которое должно воскреснуть. Воскресение Христово объединило в себе сразу три ветхозаветных праздника: не только Пасху, но и Пятидесятницу и Кущи, т. к. именно воскресение плоти было догматическим содержанием праздника Кущей. Но в праздник Кущей молились и о дожде, и существовал специальный ритуал обливания водой. И поэтому Господь и называется Сам Себя источником воды. Ну, а чтобы окончательно это понять, мы опять должны вспомнить о том храме, который никогда не был построен на земле, но который еще в Ветхом Завете видел в своем видении пророк Иезекииль и который описывается в конце его книги пророческой. В этом храме вместо Святого Святых самым главным был источник. А этот храм прообразует собой Царство Небесное. Потому он таких огромных размеров, какие там описаны, что никак никогда не мог быть построен. И Царство Небесное оказывается таким вот источником, который становится, как в видении пророка это рассказывается, источником жизни для всех и становится рекой, которая напаяет вселенную. И вот, Христос Сам говорит о Своем Теле как о храме. Но Господь — это не просто иерусалимский храм, который стоял, а это именно храм, который видел Иезекииль, т.е. храм, в котором главное — источник, источник именно «воды, текущей в жизнь вечную», которая дается нам в крещении, и о которой Господь очень подробно расскажет самарянке. И не случайно поэтому Церковь в следующее воскресенье сама будет вспоминать эту беседу с самарянкой. Вот, таково догматическое и литургическое значение этого праздника сегодняшнего, а также праздника Преполовения Пятидесятницы, который будет в среду, а также следующей недели.
А что мы должны сами для себя знать об этом, как это относится к спасению каждого из нас? Конечно, одно очевидно: мы должны быть крещеными и должны придти в истинную Церковь. Это первое и общее, и без этого вообще просто не может начаться христианская жизнь. А чем вот в повседневности, уже после того, как мы крещены, для нас является эта вода, от которой мы могли бы прозреть, и источником которой является Сам Господь? Это, конечно, наша молитва. Память Божия, настоящая память Божия — это и есть молитва. Потому что без нее мы не можем ничего усвоить. И как вот без воды мы не можем усвоить никакую вещественную пищу обычную, так мы не можем без молитвы усвоить и ту пищу, которой нас питает Господь. Господь нас питает Своими Телом и Кровью. Через это мы делаемся Его Телом. Но этого недостаточно, чтобы нам усвоить то, чем Он нас питает. А для того, чтобы усвоить, нам нужна та вода живая, которой является молитва. И это, конечно, означает не только то, что мы должны молиться утром и вечером, должны приходить на богослужения и молиться, должны молиться как-то специально, когда готовимся к Причастию. Это все так, это все нужно, но это самое меньшее и наименее важное из того, что на самом деле нужно. Потому что даже чтобы вот это вот наименьшее мы как-то могли осуществлять не бестолково, а вот в соответствии со словами Псалмопевца: «Пойте Богу нашему, пойте, пойте разумно». А что значит — разумно, с разумом? Это святые отцы и объясняют: это значит — иметь молитву внутреннюю. Потому что в церкви мы не всегда; вечернее и утреннее правило или правило к Причастию молитвенное мы читаем не всегда; какие-то особые молитвы, которые мы читаем, может быть, в течение дня (должны, по крайней мере, читать), мы тоже читаем не всегда; нет такого молитвенного текста, который мы можем читать всегда. А молиться мы должны всегда. Поэтому апостол Павел говорит: «Непрестанно молитеся». А как нам молиться всегда? А всегда мы должны, прежде всего, иметь свое внутреннее внимание направленным на Бога, а не на те дела, которые перед нами сейчас находятся, нас беспокоят, нас занимают, нам интересны или, наоборот, нас пугают. Все это должно быть от нас отгорожено как бы стеклом таким, но таким пуленепробиваемым стеклом, как в батискафе. И таким стеклом является для нас только молитва. И тогда действительно мы получим от Бога эту самую воду жизни (а любой, кто просит, ее получает), и тогда наши болезни телесные будут исцеляться.
И вот еще в сегодняшнем чуде особенно об этом говорит, хотя и прикровенным образом, то, что оно было совершено в субботу. Потому что когда иудеи узнали, что Господь совершил это чудо в субботу и еще к тому же сказал, чтобы тот исцеленный носил свой одр в субботу, т.е. совершал какую-то работу, которую, по их мнению, в субботу было совершать нельзя, это стало особенно причиной их гнева. Потому что они полагали свое благочестие в том, что они соблюдали наиболее очевидным образом такие вот заповеди Моисеевы. Сказано, скажем, не работать в субботу в Законе Моисеевом, — и все, значит, ничего не делать. Но Закон Моисеев тоже был сказан со смыслом. А понимать какие бы то ни было заповеди только в одном буквальном смысле — это, как сказал святой Максим Исповедник, то же самое, что уподобляться иудеям, которые распинали Христа, живущего за буквой Писания. И вот, эти самые иудеи, они и смотрели на эти поступки Христа, как на разорение субботы, — хотя Он не совершил ничего такого, что было бы прямо запрещено в Законе Моисеевом. Они просто все понимали буквально: не работать — так уж вообще не работать. Что на это говорит Христос? Он на такие именно упреки (в другом, правда, месте это рассказывается) отвечает, что «Отец Мой делает доселе, и Я делаю». Потому что Отец Его — Бог, Который не перестает быть Богом в субботу и не останавливает Своего промысла о мире, и деятельность Божия или, по-гречески говоря, энергия Божия в субботу не останавливается; так же и Христос, будучи Богом, остается в субботу действующим и промышляющим о мире. И если мы живем одной жизнью со Христом — а если мы живем в Теле Христовом, то мы должны обязательно жить одной жизнью со Христом, — то и мы субботу должны проводить именно так, чтобы не оставлять той деятельности, которая у нас общая с Богом. А это в основе своей — всегда молитва, а на этой основе вырастают и другие какие-то наши дела, причем, может быть, и разные — может быть, и похожие на работу.
Некоторые христиане совершенно бессмысленно говорят абсурдную вещь — что заповедь о субботе, которая является четвертой заповедью в Законе Моисеевом, в Десятословии, среди десяти заповедей, т.е. основных (заповедей в Законе Моисеевом очень много; десять — это просто самые основные), мы ее исполняем, но только у нас суббота перенеслась на воскресенье. Это, конечно, чушь, потому что если бы действительно дело состояло в этом, то просто получалось бы, что мы нарушаем Закон: Господь заповедал в субботу совершать то, что Он заповедал, а мы вдруг стали в другой какой-то день это делать. Нет, конечно, мы исполняем заповедь о субботе иначе, исполняем духовно. И поэтому, хотя воскресенье у нас является главным днем покоя, но это имеется в виду физический покой, а христианское исполнение заповедей — это исполнение их духовного смысла. Для христиан, которые уже находятся в Церкви, которая уже есть Царство Небесное, и которая уже является покоем Божиим, т.е. истинной субботой, — для христиан жизнь в Церкви — это есть постоянная суббота и исполнение заповеди о субботе. Т.е. мы должны быть в Церкви, мы должны иметь внутри безмолвие, упразднение вот от этих суетных помыслов, и должны молиться — тогда мы исполним заповедь о субботе. А для того, чтобы упраздняться от помыслов, для этого как раз полезно в некоторой мере работать и совершать некоторые дела, которые либо необходимо, либо желательно совершить. И поэтому, как раз работая, мы можем исполнять заповедь о субботе, а вот будучи праздными, мы скорей даже ее нарушим. Поэтому не надо никогда бояться работать в праздники. Конечно, хорошо в праздничные дни упраздниться от той работы, которую можно сделать в другое время, — но лишь для того, чтобы сходить в церковь, помолиться и заниматься чем-либо душеполезным. Само же по себе работа — не грех. Надо бояться не молиться в праздники — как, впрочем, и не в праздники, но в праздники это, конечно, дополнительное богохульство, что вместо того, чтобы праздновать духовно, мы занимаемся неизвестно чем, если мы не молимся в праздники. Вот этого надо бояться, а вот стирать не надо бояться в воскресные дни и в праздники, и вообще ходить на работу, потому что есть очень много всяких работ, которые люди должны делать, и которые необходимо совершать и в воскресные дни, и в любые праздники. И это нисколько не мешает людям, которые работают на этих работах, быть православными христианами. Мы не должны уподобляться иудеям, которые в синагогу сторожем берут какого-нибудь неиудея, чтобы он работал и в субботу. Это смешно.
И поэтому Господь да даст нам делать так, как Он Сам делает, именно в субботу, но при этом чтобы нам все время быть в субботе христианской, и чтобы то исцеление, которое Он прообразовал вот этой общей купелью, самой по себе уже, впрочем, тоже чудесной, чтобы оно в полной мере касалось наших душ. Аминь.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments