Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Category:

психиатрия

почему теория пограничных расстройств -- самая теоретическая и есть. т.е. почему именно она -- определяющий элемент всего здания "философии психологии" (которую в реалиях современной науки реалистичнее именовать "философией психиатрии").

это, собственно, мой личный тезис. подтолкнул меня к нему Руднев, который начал с того же, с чего бы и я начал на его месте: т.е. с того, что лучше известно, т.е. сразу с двух концов -- с акцентуаций-неврозов и с психозов. но вот результатом его подхода, мне кажется, стало то, что теперь видно: система имеет логический "центр тяжести", и он находится в области пограничных расстройств.

ч. 1, про то, что такое "теория" вообще. т.е. что это за "теория", о которой потом пойдет речь!

начну с пояснений некоторых базовых понятий.

философия должна давать какие-то ответы на вопросы о взаимоотношениях человека с реальностью. эти ответы не психологические, но какое-то представление о человеческой психике в них попадать должно. и не надо думать, будто тут всё ограничивается одними лишь вопросами о степени "объективности" "объективной реальности" и т.п. лабудой. тут много чево, на самом деле.

психология-психиатрия (назовем ее дальше ПП) дает свои собственные ответы на все те же темы. они касаются не только подробностей каких-нибудь физиологических процессов, но и каких-то представлений, которые внутри ПП сформулированы быть не могут. самый главный пример -- представление о норме психического здоровья. оно всегда обусловлено культурной (назовем ее так, чтобы не уходить в детали) конвенцией. ядерные признаки шизофрении культурной конвенции не подчиняются (они проявляются у 1% населения во всех цивилизациях, вплоть до папуасов), однако, не во всех культурах их определяют как болезнь. вот даже и наша интеллигенция -- в своей субкультуре -- не все их считает болезнью, и поэтому так не любит "карательную психиатрию". (но тему душевных страданий русской интеллигенции оставляем нераскрытой).

но в ПП еще полно всяких других неявных предпосылок, которые обычно являются плохо осознанной философией. например, базовое понятие для определения психоза -- тестирование реальности. обычно подразумевается, что это способность отличить субъект от объекта (не столько даже правильно выбрать между Я и не-Я, сколько именно сознавать сам факт различия между Я и не-Я). но с этой т.зр., психозом страдают не только Нильс Бор и Вернер Гейзенберг, но даже их приборы (я уж не говорю о Куайне и всяких Лакоффах--Джонсонах, о которых злые языки все время то самое и говорят). именно эти приборы, оказавшиеся на строгую экспериментальную проверку "психотиками", ввели в транс Шрёдингера: внешне это выглядело так, будто его довел Нильс Бор, когда принимал его у себя в гостях в Копенгагене в 1927: он не оставлял его разговорами о том, что впоследствии назовут копенгагенской интерпретацией квантовой теории, так что тот, в конце концов, пережил какое-то острое реактивное состояние: воскликнул, что не стал бы заниматься этой теорией, если бы знал, до чего она доведет.

та область, в которой философские представления взаимодействуют с данными конкретных наук, называется по-разному: "философия науки", "методология науки" и т.д. философия, которая вообще отрывается от этой области, -- это, по-моему, нечто уродливо-фантастическое. о чем, думаю, Куайн хорошо сказал: philosophy of science is philosophy enough. конкретная наука, не замечая этой области, тоже все время впадает в разные методологические противоречия и т.п.

для ПП во всем мире это в высшей степени характерно: так получилось, что самые "антитрадиционалисты" там шли, так или иначе, от Фрейда, но Фрейд по своей философской закваске был ровно таким же позитивистом, как Карл Маркс. "традиционалисты" и "анти-фрейдисты" были тем более позитивистами. поэтому в ПП 20-го века образовалось такое давление замшелого позитивизма 19 века, которого не могло быть в помине не только в естественных науках, но даже у гуманитариев (у гуманитариев -- хотя бы потому, что в их науки пришел "шизофренический дискурс", как остроумно пишет Руднев на конкретных примерах).

в довоенной ПП критического отношения к философским предпосылкам научного мировоззрения, кажется, не было. (кто-то скажет, что были: Юнг. не буду уходить в споры, но просто замечу, что тогда уж можно назвать хоть Штайнера и Блаватскую: тоже ведь, можно сказать, психологи, педагоги и терапевты. конечно, они все были реакцией на засилье позитивизма. но наука тут причем?).

в послевоенной ПП критика позитивизма появляется, но больше в виде хаоса: возникают разнообразные психотерапии и оправдывающие их теории. венцом всего стала "трансперсональная психология" с ЛСД. воистину, опиум для народа.

но в те же самые 60-е гг., а зачаточно еще раньше -- в британской школе психоанализа, основанной Меланией Кляйн в 40-е, -- стало формироваться нечто гораздо более существенное -- в философском плане в том числе. решение некоторых конкретных задач психиатрии, с которыми не справлялся классический психоанализ довоенного типа, стало приводить к другому подходу к структуре личности, т.е. к другой теории, т.е. к другой "философии психиатрии" -- в конечном счете.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments