Bishop Gregory (hgr) wrote,
Bishop Gregory
hgr

Categories:

психиатрия

Ч.3: Цокольный этаж предыдущего здания: Мелания Кляйн

Итак, после Фрейда в 1923 году мы определились в том, "какая теория нам нужна": нам нужна некоторая структура, которая некоторым образом функционирует, - но так, чтобы всё объяснялось в терминах самой этой структуры, а не физикой-химией-биологией.
Еще некоторые современные (полу)сознательные редукционисты из числа психиатров-психологов любят (бережно или не очень) пнуть Фрейда, говоря, что все эти Эго-Супер-Эго - так, удобные гипотезы, а "на самом деле" их не существует.
Вот это и есть самая большая гуманитарная дикость (т.е. именно невежество), которую мне доводилось встречать в современных книжках по ПП. Она подразумевает, что бывают какие-то теоретические концепты, существование которых "на самом деле" такое же, как у табуретки. Вот они-то и существуют. А фрейдовские Эго-Супер-Эго-Ид - ни-ни. Невежество здесь проявляется в радикальном непонимании эпистемологического статуса научных теорий вообще, в т.ч. и естественно-научных. Так думали только всякие Базаровы в 19 в. Что можно думать теперь - это другой вопрос, но так думать просто стыдно. (Лично я предпочитаю для базового уровня "того, что думать теперь" вот это: http://www.ditext.com/quine/quine.html (это лучшее издание, лучше бумажных); совсем недавно появился в сети и русский пер.: http://publ.lib.ru/ARCHIVES/K/KUAYN_Uillard_Van_Orman/_Kuayn_U._V._O..html ).
Итак, если у нас существуют электроны и атомы, то нет причин, чтобы не существовали тогда уж и всякие Эго-Супер-Эго. Все они друг друга стоят.
Трехчастная структура Фрейда оказалась очень хороша для объяснения того, как мы живем обычно ("психопатология обыденной жизни"), а также для того, что еще раньше Фрейд стал называть неврозами (значительно сузив содержание этого термина по сравнению с тогдашним мэйнстримом). Неврозы очень хорошо объяснялись разными сбоями в функционировании этих трех взаимосвязанных элементов, и психоаналитические объяснения хорошо соответствовали клинической практике, т.к. неврозы удавалось лечить (особенно истерические и обсессивно-компульсивные; но среди тех невротиков, кто мог обратиться за психотерапевтической помощью, таких было большинство; какие-нибудь эпилептоиды не очень стремились к психоаналитику, а шизоиды не очень-то открывались перед традиционными для психоанализа методиками).
Но попытки проникнуть глубже, особенно в шизофрению, категорически обламывались. Методы лечения психозов, основанные на психоанализе, не были эффективными, да и теории шизофрении (и просто психозов) из всего этого совершенно не выстраивалось.
Перед войной мысль о том, что копать нужно hлыбже, носилась в воздухе. Ее так или иначе разделяли все школы психоанализа. Но копнуть по-настоящему удалось Мелании Кляйн.
Копали куда-то в сторону шизофрении, до шизофрении так и не докопались (кляйнианский психоанализ тут не дал эффективной методики лечения), но докопались кое до чего не менее интересного. Тогда такого слова не знали, но в 1950 оно появится: пограничные расстройства.
Кляйн шла м.б. даже слишком уперто по главнейшим "динамическим" заветам Фрейда: всё объяснять через "динамическую" картину, т.е. патологиями детства. Ее особый упор только на один первый год жизни, сохраняющийся едва ли не до сих пор внутри основанной ею психоаналитической традиции, - возможно, излишний. Кернберг, например, предпочитает говорить не об одном годе, а о целых пяти, да и то это лишь минимум (в реальности может доходить и до семи, например). Но суть открытий Мелании Кляйн и ее школы не в этом, то есть не в точности хронологии ранних этапов формирования психики.
Суть в том, что она описала как качественно особую стадию "доэдипову" - когда еще не сформирован Эдипов комплекс и та самая трехчастная структура, в которой он живет и побеждает. Этой стадии соответствуют свои собственные расстройства психики, к которым, правда, не удалось отнести шизофрению (по крайней мере, в ее классических проявлениях; потому как подробности того, что можно называть sch, - мягко говоря, спорные).
Эти расстройства грубо соответствовали тому, что клиницисты уже с конца 19 века описывали как промежуточные, но качественно особые болезни между тяжелыми психическими расстройствами и всякой "малой психиатрией" (неврозами). В 1915 г. Крепелин окончательно застолбил за ними (под названием "психопатий") особое место в клинике.
С клиническими подтверждениями этих теорий приходилось туго, но они были, хотя и не столь убедительные, как в случае фрейдовских неврозов. Насколько туго - можно убедиться, например, из недавно переведенной статьи Винникотта (второго лидера кляйнианского психоанализа) "Ненависть в контрпереносе" (вот в этой книге: http://www.ozon.ru/context/detail/id/2309732/?type=1). О том, насколько - уже в кляйнианском психоанализе - стали отличаться пациенты и методы, еще лучше почитать в более новой статье (теоретически там нет ничего, особенно выходящего за рамки Кляйн и Винникотта): http://psychol.ras.ru/ippp_pfr/j3p/pap.php?id=20030205 .
Это не каждый захочет возиться. Очень часто (во всем мире) таких пациентов лечат как невротиков или как психотиков, получают (в лучшем случае) какой-то относительный результат, и на этом успокаиваются. При суицидальном поведении на таких пациентов, особенно если на фоне подросткового возраста, смотрят (тут я употреблю эвфемизм) "философски". Часто врачи про себя думают, что такие пациенты - просто очень плохие люди, которым и не следует помогать (этого, конечно, нельзя прочитать ни в одной, я полагаю, публикации, но мне известно из личного общения, причем, можно сказать, кое с кем из корифеев нашей психиатрии). Тут, заметим, решение из области аскетики: что мы считаем, а что не считаем болезнью. Когда на фоне пограничного расстройства проявляется антисоциальное поведение, то возникают еще и юридические проблемы определения вины, вменяемости и т.д. Тоже интересная тема, но оставим для другого раза.
В методах работы с пограничными пациентами самое резкое отличие от обычного психоанализа в значении контрпереноса. Он превращается (особенно подробно об этом написал уже в наше время Кернберг, но тут он развивал мысли кляйнианцев) еще и в главное (или, уж точно, одно из главных) диагностических средств. Ведь эти пациенты уже недоступны для нормального диалога, обращенного к их сознанию: они будут понимать все слова (бреда и т.п. у них нет, поэтому почему бы им и не понять значения слов), но вкладывать в любой обращенный к ним мессидж они будут что-то совсем свое (т.е. именно то, что и должен понять врач).
То есть (объясняю значение не нужного нам сейчас в подробностях термина "контрперенос" на уровне метафоры), скажем, для того, чтобы тебе эффективно поработать с пациентом, тебя должно от него стошнить, после чего ты еще должен проанализировать, чем именно тебя стошнило, на что был рефлекс и т.д. При христианской выучке это всё "элементарно, Ватсон", но кляйнианцы хотя и тоже были англичанами, но с христианством у них было туго, поэтому все такие навыки вырабатывались с большим трудом. Но они поэтому тем более молодцы.
Теоретическим итогом кляйнианского психоанализа стало, примерно, следующее: изысканная архитектура фрейдовской постройки из трех частей (Эго-Супер-Эго-Ид) сама уже базируется на некотором довольно сложно устроенном фундаменте. Если он поврежден, то возникают всякие разрушения трехчастной структуры, вплоть до полного ее разрушения (или невозможности развития).
Повреждения этого фундамента могут быть - опять выражусь метафорически - как внутренними, так и внешними, причем, внешних не может быть без внутренних.
Внутренние повреждения базовым образом восходят к синдрому диффузной идентичности (это более поздняя терминология, чем у Кляйн, но идея ее), хотя могут проявляться и несколько иначе. (об этом см. серию моих постингов по ссылкам вот здесь: http://www.livejournal.com/community/psychoz_ru/13662.html?mode=reply).
Внешние повреждения - это то, что связано с психозом. Внешних без внутренних не бывает. Об этом - в следующей серии.

УПДАТЕ нарыл про Меланию Кляйн обзорную статью на русском, да еще целый сайт "московских кляйнианцев"!
http://www.kleinians.narod.ru/texts/5Klein.htm
UPDATE а вот про Винникотта я не совсем корректно сказал, зачислив его в "кляйнианцы". он, оказывается, несмотря на всю близость к Кляйн, очень подчеркивал свою независимость и, выступая посредником между Кляйн и Анной Фрейд, ухитрялся дружить с обеими. Вот тут про него трогательно написано, да и вообще хороший сайт: http://pages.globetrotter.net/desgros/ecoles/rel-obj.html . после такого не удивительно, что пограничные расстройства оказались ему нипочем.
Tags: psy
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments