Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

grrr

два перепоста из советской жизни. № 1

в комментах по ссылке верно поправили, что не инсульт, а конверсионная симптоматика. а так -- все верно.

Оригинал взят у avmalgin в Судьба писательницы
Письмо и.о.главного редактора «Литературной газеты» писательницы О.С.Войтинской И.В.Сталину

30 января 1939 г.

Товарищ Сталин!
Тов. Фадеев на широком заседании информировал о решении ЦК по ряду вопросов, в частности, по вопросу о «Литературной газете». Опираясь на беседу с Вами, тов.Ждановым и тов.Молотовым, он говорил обо мне как человеке беспринципном, не оправдавшем доверия партии. Он даже сказал, что, мол, в Литгазете в качестве редакторов всегда сидели враги народа, противопоставлявшие себя союзу писателей. И выходило, что я проводила в газете вражескую работу, делала антипартийное дело.
Я не считала возможным давать справки на этом заседании. Прием представителей Союза писателей, такое огромное радостное событие для литературы, что стыдно было говорить о своих делах. Да и судьба моя не имеет значения в таком большом политическом деле. Но меня убивает мысль, что Вам – нашему вождю и учителю – меня представили как антипартийного человека, преследующего какие-то личные цели. Речь идет о моей чести как коммуниста, о том, как я оправдываю высокое звание члена партии.
В ноябре месяце я была назначена заместителем главного редактора «Литературной газеты», редактора назначено не было, и я все это время и.о. редактора.
Мне было трудно потому, что одновременно я вела разведывательную работу по заданию органов НКВД. Поэтому бывало, что в газете я не имела права выступать против людей, о которых я знала, что они враги.
Как редактор я обязана была выступать против Кольцова. Год тому назад я сообщила в Отдел Печати, что, по моим предположениям, по заданиям Мроцкого ведется вредительская работа по отношению к иностранным писателям. Я предполагала, что Кольцов, Динамов осуществляют план, связанный с убийством Горького.
Мне были известны некоторые политические настроения Кольцова, его морально-бытовое разложение.
Но как работник НКВД я обязана была установить связь с Кольцовым и не могла открыто выступать против него.
Поэтому я сигнализировала Никитину о неблагополучии в Жургазе, но продолжала печатать Кольцова.
Как редактор я обязана была открыто бороться против Никитина, которому с некоторых пор я перестала политически доверять.
Еще в октябре месяце я заявила в НКВД о ряде фактов, характеризующих политическую линию Никитина… Никитин покровительствовал редакторам, идущим на поводу у врагов народа и травил людей, выступавших против врагов.
В ноябре я передала письменное заявление в НКВД, и мне было предложено вести разведывательную работу. Следовательно, я уже открыто не могла бороться против Никитина и его группы.
Как редактор газеты я обязана была выступать против Инбер, организовавшей антисоветский литературный салон. Однако и это я по приказанию из НКВД делать не могла.
Ведя разведывательную работу, я знала об антисоветских настроениях Федина, об его политически вредной роли в литературе. Однако интересы разведки требовали, чтобы я была в хороших отношениях с Фединым, следовательно, я не могла выступать против него в газете.
Особенно тяжела была история с Панферовым. Я очень хорошо к нему относилась, и день, когда я перестала ему верить, был самым тяжелым в моей жизни. Я говорила Журбенко, что за Панферовым стоит или Попов, или Варейкис, или Постышев, и кто-то из них враг. Это было до разоблачения Варейкиса и Постышева. Затем Панферов рассказал мне о дневнике Постышева, направленном против ЦК, затем стала ясной роль Варейкиса.
Как редактор, я, зная это, обязана была выступить против Панферова. Мне было это легче, чем притворяться по отношению к человеку, когда-то мне очень дорогому. Но НКВД требовало разведывательной работы, больше того, одно время требовали, чтобы я стала его любовницей, меня упрекали, что я плохая коммунистка, что для меня личное важнее партийного. Я знала, что моя жизнь принадлежит партии, но стать любовницей врага я не могла. Во всяком случае, я не могла выступить против него в печати.
Все это можно проверить в НКВД. Только примеры такого рода могут предъявить мне, обвиняя в нерешительности и непоследовательности, в отсутствии принципиальной линии…
Эти годы были для меня суровой школой. По своей работе я непосредственно сталкивалась с врагами, я слышала террористические разговоры, я ощущала их ненависть к нам, ко всему народу, я никогда не забуду разговоров с Франкфуртом, когда я с ним виделась по заданию НКВД. Он говорил о народе, как о стаде баранов, он с ненавистью говорил о ЦК. А я боялась одного, что мой голос, выражение лица выдаст мою ненависть, что я провалю задание…
В партийной организации, бывало, возникали дела, меня обвиняли в тех или иных связях. Я знала, что НКВД может помочь мне только в самом крайнем случае и что партия знает об этом. Мне бывало трудно, но я гордилась тем, что как бы участвую в войне с врагами и что партия знает об этом.
И вот Фадеев, Павленко – Вам, руководителям партии, говорят о том, что я плохая коммунистка…
Очень тяжелая атмосфера в литературной среде, трудно даже поверить в возможность существования таких нравов. Сейчас, говоря от Вашего имени, Фадеев пытается расправиться со мной, это не к его чести, так как он знает, что я честная коммунистка…
Товарищ Сталин! Если я виновата – я сумею по-партийному встретить любое взыскание. Но я не могу понять, в чем я виновата, и, самое главное, я не могу выдержать мысли, что вы думаете обо мне дурно.
Простите, что пишу бессвязно. Мне очень тяжело.

О.ВОЙТИНСКАЯ

Г-1-79-71 Большая Дорогомиловская, 10, кв.52


ОТСЮДА

Войтинская после отправки письма так переживала, что ее разбил инсульт. Она лишилась речи. Письмо все-таки попало к Сталину, и он решил ей позвонить.

- Кто у телефона?

- Муж.

- Позовите вашу жену, с нею будет говорить Сталин.

- Сталин?! Извините, она не может подойти к телефону. У неё паралич речи.

Трубку положили.

Когда муж сказал Войтинской, что с ней только что пытался переговорить сам товарищ Сталин, она снова пережила потрясение. И от этого второго потрсения к ней вернулся дар речи. Она сделала попытку через Поскребышева связаться со Сталиным, но попытка не удалась.

Из "Литгазеты" ее перевели сначала в "Известия" заведовать отделом литературы и искусства, потом перебросили в Высшую партшколу при ЦК КПСС. Затем она попала под раздачу во время борьбы с космополитизмом. Ее выгнали из ВПШ. Она зарабатывала писанием рецензий. Приветствовала решения ХХ съезда КПСС, разоблачения культа личности. Написала книгу о творчестве Даниила Гранина. Выступала против гонений на А.И.Солженицына. Написала письмо руководству Союза писателей: "Верно ли политически репрессировать молчанием талант А. Солженицына? Вряд ли это поможет ему творчески, полноте анализа литературного процесса. Его творческая судьба к тому же волнует многих. Напомню, что А. Солженицын систематически обращался к нам за помощью... Я далеко не всё разделяю в письме А. Солженицына, но убеждена, что он очень талантлив и честен. Вот почему я уже много месяцев борюсь, чтобы с ним побеседовали дружески, серьёзно. Это в интересах хозяйского отношения к литературе. Убеждена, что было бы куда плодотворнее по-хозяйски помочь Солженицыну. И, даже поспорив, издать его лучшие рассказы в "Советском писателе". А в нашей периодике, "Литгазете" или даже "Правде", напечатать его статью на любую политически приемлемую для нас и него тему. Доверие, окрыляя человека, приближает его к нам".

Умерла Ольга Войтинская в 1968 году.

grrr

для нас этот человек -- герой

никогда не видел раньше его фотографии.

Оригинал взят у priest_mikhail в "Я хотел ехать для борьбы с большевиками в Россию".
Оригинал взят у d_m_vestnik в "Я хотел ехать для борьбы с большевиками в Россию";.

Убийство Ковердой Войкова было упомянуто в «Декларации» основателя сергианства  митрополита Сергия (Страгородского) о лояльности к советской власти (29 июля 1927): «Всякий удар, направленный в Союз, будь то война, бойкот, какое-нибудь общественное бедствие или просто убийство из-за угла, подобное варшавскому, сознается нами как удар, направленный в нас».

Он хотел бороться с большевизмом, планировал перебраться в СССР. Но к 1927 году практически все антисоветские организации, которые существовали в Польше, уже прекратили активную борьбу против большевиков. Более того, они вели борьбу между собой, некоторые начали выказывать просоветские симпатии. В этой ситуации Коверда пошел на отчаянный шаг, чтобы привлечь внимание мировой общественности к злодеяниям, которые происходят в СССР.

Фото: Выполнив свой долг Борис Софронович спокойно сдался полиции. Коверда на допросе в железнодорожном участке варшавского вокзала сразу после совершения акта возмездия за участие Войкова в подготовке расстрела Царской Семьи и вообще за красный террор.


grrr

еще из Нины Воронель

очень забавное сходство с отношением в МП к тем, кто из МП вышел:
-----
В кругах литературной интеллигенции, среди которой мы тогда крутились, мнения после ареста Синявского и Даниэля резко разделились. Самые молодые, как мы, бросились на защиту. Но это были, в основном, просто близкие друзья, друзья друзей, и их было очень немного. А главная масса той интеллигенции, которая называла себя «прогрессивной», пришла в состояние чудовищной паники. Был 65-й год. От 52-го нас отделяло очень короткое расстояние: все еще помнили, как было тогда, и страх воцарился невообразимый.
Ведь только-только было время оттепели, брожения мысли, почти свободы. И вдруг – арест. Поначалу все были в оцепенении. Но очень скоро поднялся общий, довольно стройный крик: «Подлецы! Негодяи! Прославиться захотели! А нам все испортили! Ведь мы уже почти всего добились, завтра была бы уже настоящая оттепель, а теперь из-за них все зарубят! Мы подвели под советскую власть такой глубокий подкоп! Мы Кафку пробили – что может быть для нее страшней?» Одна переводчица, почти рыдая, тыкала нам под нос какую-то фразу из своего перевода: «Видите, какую фразу я написала? А из-за этого дерьма нам все закроют! Мы были так близко от цели, завтра бы все хлынуло, у нас бы стала настоящая свобода. А эти гады написали свое дерьмо, выставиться хотели – кому это нужно? Все погубили, все достижения советской интеллигенции пошли прахом!»
Многих обижало, что Синявский и Даниэль, будучи, на их вкус, недостаточно антисоветскими писателями, как бы выхватили у них, более антисоветских, пальму первенства. Один поэт, он сейчас в эмиграции, кричал: «Чего вдруг я буду за них заступаться? Уж пишут за границу, так сказали бы все начистоту. Я вот поэму против Сталина написал, но не напечатал, других подводить не хотел. Потому что мы шли единым фронтом, мы «их» уже почти свалили, а Синявский с Даниэлем, суки, все испортили!»
Ведь тогда советской либеральной интеллигенции казалось, что она, дружно взявшись за ручки, шла мелким демократическим зигзагом на штурм тоталитарной системы. И ей верилось, что победа близка, и в России вот-вот настанет свобода слова. А эти «выродки», Синявский и Даниэль, в свободу слова не верили, в общем штурме не участвовали, а туннельным эффектом вылезли за рубеж и напечатались. И теперь советская власть под этим предлогом может закрыть всю лавочку. К сожалению, при критических обстоятельствах, либералы, как это часто бывает, ополчились не против жесткого цензурного режима, а против тех «мерзавцев», которые вызвали на себя огонь властей.
-------

это еще раз к вопросу о том, какой талант настоящий.
grrr

Соловки, ч.2: С.Т.О.Н.


этой фотографией нас встречает наконец-то отреставрированный лагерный барак, где несколько предыдущих лет шла реставрация и ремонт. всего сохранилось в поселке рядом с монастырем четыре таких барака, остальные используются по назначению, хотя и изменившемуся.

открывшийся в этом году музей СЛОНа -- Соловецких лагерей особого назначения -- крайне интересен, но ниже пойдет речь о другом объекте, который пока не нанесен на туристские карты, хотя до него от поселка 20 или 30 мниут небыстрой ходьбы.

это главное из зданий СТОН -- Соловецкой тюрьмы особого назначения.
Collapse )
grrr

на тему Олега Кашина

она перешла уже и в фольклор:

От России я в восторге -
К черту сгинули парторги,
Но зато взамен попы
Расплодились, как клопы.


это я к тому, что МП претендует на остатки власти КПСС. там, в ЦК КПСС, был такой идеологический отдел, который сегодня не занят (пока). вот попы и претендуют.

всякие ОПК, капелланы в армии и т.п. штуки, которыми МП навязывает себя людям, -- это вовсе не способ проповеди христианства, хотя бы и в МПшной версии (т.к. всем понятно, что это вызовет только отторжение от МП и даже от христианства вообще), а исключительно способ проповеди самих себя в качестве начальства, во вполне светском смысле этого слова. А именно, в смысле того, кто может совершать над народом постоянное насилие, имея силу навязать ему нечто отвратительное. Для проповеди своей силы как раз и нужно выбрать что-то померзее, а иначе подчинение такой силе не будет достаточно унизительным. Для этого же нужны и ритуальные погромы чего угодно, до чего руки дотянутся: без ритуалов невозможно сплотиться и эффективно воздействовать на окружающую среду, а ритуалы всегда должны быть более эксплицитными, чем словесные заявления.

Внутри самой МП именно такой стиль управления -- жесткое садо-мазо. Вот они теперь и хотят навязать то же самое всей "государствообразующей нации". Видимо, это потому, что вне категорий садо-мазо они вообще не представляют себе, что такое власть.

Общество должно понимать, что имеет дело с психопатологическими претензиями далеко не благополучных, в смысле психического здоровья, людей. Между прочим, из-за такой всеобщей повернутости на садо-мазо там (чем ближе к верхам, тем больше) такие большие трудности с обыкновенной эдиповой проблематикой, что приводит в статистически и структурно весьма значимых масштабах к проблеме известных нарушений известной ориентации.
grrr

Комментарий дня

http://portal-credo.ru/site/?act=comment&id=909

Мировоззрение "подавляющего" числа, или Еще раз о том, почему не надо возводить РПЦ МП на вакантное место КПСС. Размышления в дни XIV Рождественских чтений

написано нами вдвоем с soldatov
  • Current Music
    Телевизор - Пустой
grrr

интервью Гундяева

прислал один патриархийный клирик со своим комментарием:

http://www.rian.ru/society/religion/20050124/3999495.html
Цитаты оттуда: ------------------------
"Мы признаем, что модель церковно-государственных отношений не соответствовала преданию. Но мы не осуждаем тех, кто осуществлял эту модель, потому что иного пути сохранения Церкви не было...."
"...то, что представители Зарубежной Церкви называют "сергианством" - это была политика выживания. "Церковь вела себя так, как только и могла себя вести в то время..."
"...катакомб в советском пространстве быть не могло, все прослеживалось..."
--------------------------------------------------------------
Официальное заявление, что путь церкви в СССР был единственно правильным. А предание в таких случаях молчит... (Видимо, все соц. концепции тоже).
grrr

на покаянии РПЦЗ все-таки настаивают

http://www.russian-orthodox-church.org.ru/nr311205.htm
"Было также принято решение о создании комиссий, которые будут работать над решением тех проблем, которые сегодня мешают нашему объединению, - сообщил Его Святейшество. - Прежде всего, надо отметить факт создания Русской Зарубежной Церковью приходов на территории России и республик бывшего СССР, ибо тем самым был раскол принесен на каноническую территорию Московского Патриархата".
grrr

по поводу Ники Турбиной

редкое единодушие в комментах. как-то сейчас мне трудно собраться с мыслями, но я хотел сказать, что:

эти уроды-шестидесятники и довели нынешнюю молодежь -- и именно лучшую ее часть -- до суицида и наркомании. тьфу.

как было бы хорошо, если бы какие-нибудь иваны солоневечи пристрелили сталина вовремя -- и тогда не было бы никаких шестидесятников. (мечты мечты где ваша сладость) еще лучше, если бы пристрелили сразу всех комиссаров в пыльных шлемах. но об этом я даже мечтать не смею, тк. это был бич Божий.