Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

grrr

Хомяков, из комм. к Бр2

Текст Хомякова в переводе:
Песчинка действительно не получает нового бытия от груды, в которую забросил ее случай: таков человек в протестантстве. Кирпич,
уложенный в стене, не претерпевает порчи и не приобретает совершенства от места, назначенного ему наугольником каменщика: таков человек в романизме. Но всякая частица вещества, усвоенная живым телом, делается неотъемлемою частью его организма и сама получает от него новый смысл и новую жизнь: таков человек в Церкви, в Теле Христовом, органическое начало которого есть любовь.
Collapse )
grrr

логика веры-неверия

логика веры-неверия (опять конспективно, т.е. вне гуманитарного дискурса). А -- агностик, Б -- верующий.
https://www.facebook.com/scrinium/posts/10213931334172343

1. Общий бэкграунд спора, выносимый за скобки: вера (в религиозном смысле) является внутренней очевидностью.

2. А (тезис): у твоего оппонента по вере точно такая же очевидность (скажем, у мусульманина, а ты -- христианин). Значит, обе ваши позиции одинаково необоснованные.

3. Б (антитезис 1, поверхностный): если что-то является "обоснованным", то предметом веры может быть только само
"обоснование", но не то, что им "обосновано". Бог не может ни от чего зависеть (по определению -- скажем так, хотя у понятия Бога нет определения), а поэтому не может ничем доказываться.

4. А (возражение на антитезис 1): насчет обоснования согласен, но все равно не убеждает: в любом случае, ваши с мусульманином внутренние очевидности взаимно аннигилируют.

5. Б (возражение на возражение): меня интересует только МОЯ внутренняя очевидность, и мне все равно, что о ее предмете думают другие люди. например, могут существовать люди, которые сомневаются в моем существовании или вовсе его отрицают, но их мнение -- "факт только их биографии, а не моей", тк. у меня есть собственная внутренняя очевидность моего собственного существования.

6. А (возражение на возражение на возражение): для меня это неубедительно.

7. Б (антитезис 2, глубинный): наши с мусульманином внутренние очевидности для тебя одинаковы потому, что у тебя есть другая точка зрения -- третья, и, глядя с этой точки зрения, ты оцениваешь наши с мусульманином очевидности как равновесомые. а с т.зр. мусульманина или моей это не так. -- это потому, что у тебя собственная точка зрения, которая точно так же ничем не обоснована.

8. пункт 7 ( = антитезис 2) более формально: позиция А предполагает неявную модальность ("точку зрения" как бы извне обсуждаемой реляционной системы), которая должна быть эксплицирована и эксплицитно введена в рассмотрение в рамках общей реляционной системы.

9. А: (не знаю, что он скажет). -- а какие варианты?

9.1. либо признать, что именно его точка зрения имеет преимущества, но тогда какие и почему?

9.2. либо признать, что его точка зрения не имеет преимуществ (и тогда это будет тот подлинный агностицизм, который рассматривает атеизм как разновидность религиозной веры).

9.1.1. эти преимущества могут быть либо абсолютными -- но тогда мы получаем честно сформулированную еще одну религиозную веру, одну из многих,

9.1.2 либо относительными -- но тогда мы получаем релиятивизм и то же самое, что п. 9.2.

10. чем плох вариант 9.2? -- тем, что он касается вопроса об истине как таковой, а не только об истине религии, т.е. это отказ от всех онтологических теорий истинности сразу и заранее. (так уже многие и сделали, да).

11. поэтому трудно уйти от наблюдения Декарта (в 3й "медитации") о том, что истинность религиозной веры столь же первична, сколь истинность моего "я". -- мы можем их только вместе как релятивизировать, так и абсолютизировать (Декарт предлагал абсолютизировать, но логически это не было необходимым).

grrr

неэкстенсиональность

Вскоре Максим с такой силой овладел философией марксизма, что мог без труда изобретать новые непреложные законы развития человеческого общества. Так, глядя на своего друга Федора, да и просто так, допивая вторую бутылку портвейна, Максим часто говорил: "Одинаковое одинаковому - рознь!"

В. Шинкарев. Максим и Федор (1983).
grrr

паракомплектность настоящего

(это и еще один аргумент к тому, что классическая логика крайне далека от того, чтобы быть логикой человеческого мышления или хотя бы "правильного мышления")

посмотрим через модальную логику "чистого" (освобожденного от событий) времени на то, что такое настоящее. это будет модальная логика одномерного пространства, в котором внутренняя область эквивалентна необходимости, а замыкание -- возможности. что происходит с границей, т.е. настоящим?

если у нас логика грамматики любого естественного языка, то граница будет принадлежать либо прошлому, либо будущему (обычно прошлому, но, кажется, есть какие-то языки, где будущему). тут все понятно и неинтересно. но это логика грамматик, а не нашего мышления.

когда мы рассматриваем топологические эквиваленты модальностей отдельно от их границы, мы получаем параконсистентность и паракомплектность (тут положено быть ссылкам на лит.), а именно:

топологическое отрицание соответствует контрадикторным противоречиям: дополнение (= топологическое отрицание) к внутренней области = внутренняя область (другая) плюс граница = "возможно не" (т.е. О логического квадрата); дополнение к замыканию = внутренняя область (другая) без границы = "не возможно" (= "невозможно", Е логич. квадрата).

Collapse )
grrr

христология: логические проблемы

пока не было заявлено об одновременной необходимости совершенства божества и совершенства человечества, особых логических проблем не было. без совершенства человечества обходились гностики ("фантазиасты"), а без совершенства божества -- ариане. но потом стала логически же выясняться логическая несовместимость требований того и другого. после этого кто-то пошел путем "оптимизации" логического конфликта, делая выбор в пользу чего-либо одного и примиряясь с дисбалансом в отношении другого, а кто-то смело шел навстречу логическим проблемам.Collapse )
grrr

modality: where exactly Montague is wrong

`So here’s a question for you. How old did you say you were?’

Alice made a short calculation, and said `Seven years and six months.’

`Wrong!’ Humpty Dumpty exclaimed triumphantly. `You never said a word like it!’

`I though you meant “How old are you?”‘ Alice explained.

`If I’d meant that, I’d have said it,’ said Humpty Dumpty.

иллюстрация к нашей статье о том, что Монтегю злоупотребил критерием Тарского, и о бесполезности значений истинности в духе "снег -- бел" истинно, если и только если снег бел. для языка важно лишь то, что было заявлено, будто снег бел, а каков снег на самом деле -- совершенно безразлично. всегда найдется такой возможный мир, в котором снег бел (и даже такой невозможный возможный мир, в котором квадрат кругл), и говорящий вполне может иметь в виду именно его. поэтому определение формальной семантики по Хайм-Крацер ("каков должен быть мир, чтобы такое-то выражение было истинным") не относится вообще к семантике языка, т.к. оно тривиализируется: всегда найдется какой-нибудь возможный или невозможный мир, в котором совершенно любое выражение будет истинным. а язык занимается только передачей сообщений, без какой бы то ни было их проверки на истинность (подобно телефону и всем остальным средствам связи).

но вопросы истинности -- причем, как заметили еще Хинтикка и Санду, общие для "прямых" и "непрямых" значений слов и фраз -- крайне интересны для философии как таковой, которая оценивает миры.

grrr

Alice & Analytical Philosophy, на подумать

Ретроспективное рассмотрение модальной онтологии Ареопагита в свете учения Феодора Студита о воплощении Логоса и учения Максима Исповедника о обожении позволило поставить вопрос об экспликации имплицитного у Ареопагита учения об аде. Еще со времен Григория Нисского проблематичность этого учения формулировалась в связи с тем, что для полноты человеческой природы не могло рассматриваться никакого иного исхода, нежели спасение. На этом основании сам Григорий Нисский держался учения об апокатастасисе. Учение об апокатастасисе уже в V веке было в Византии отвергнуто (хотя на сирийском Востоке оно надолго утвердилось в качестве нормативного), и, в частности, Ареопагит признавал вечность загробных мучений. Тем не менее, учение о полноте спасаемой человеческой природы не могло подвергаться ревизии. Несмотря на то, что эксплицитного учения о разрешении этой проблемы Дионисий Ареопагит нам не оставил, его сочинения дают материал для реконструкции. Если верить предложенной нами реконструкции, пребывание человеческой ипостаси в аду подразумевает ее исключение из полноты человеческой природы — то есть потерю общечеловеческого бытия, — однако, при сохранении своей индивидуальности. Соответствующая логическая интуиция хорошо знакома аналитической философии по совершенно другому поводу — улыбке Чеширского кота у Льюиса Керолла. Здесь тоже самостоятельным оказывается то, что самостоятельно не существует, и это хорошо вписывается в модальную онтологию Дионисия Ареопагита, которую мы реконструировали в более ранних исследованиях.

UPD надо сюда же внести отсюда:


Отрицание интуиции собственного бытия мне встретилось только один раз:

Мы не верим что мы спим.
Мы не верим что мы здесь.
Мы не верим что грустим,
мы не верим что мы есть.

— в поэме Александра Введенского «Очевидец и крыса». Но там ведь и действительно про ад:

Нам больше думать нечем.
У него отваливается голова.

grrr

как я впал в ересь (не шутка)

о.Андрей Кураев напомнил избранные пассажи из нашей с ним записки 20-летней давности (полный текст здесь), которая меня поразила тем, что православного-то учения мы не только не изложили, но и наговорили разных двусмысленностей, о чем я и сделал запись в фб.
На это о.Кирилл Говорун дружески мне заметил, что это не самое худшее, а там и вообще у нас ересь. и оказался прав. помимо того, что там очень "плавающий" и неподходящий язык (в моей "Истории византийской философии" язык уже совсем другой), там сделано и совершенно формально еретическое утверждение, а именно:

"Документы 1989-1990 годов как будто утверждают две воли во Христе: "обе природы (естества) с их энергиями и волями объединены..." (п.4). Эта формула означает, что составители документа собираются говорить именно на богословском языке VI Вселенского Собора и языке преп. Максима Исповедника. И вот именно на этом языке никак невозможно высказать следующее положение, сформулированное в п.5: "Обе семьи согласны, что Тот, Кто волит и действует, есть всегда одна ипостась воплощенного Логоса"."

Ересью является прямое отрицание заключительной формулы этого пассажа, т.е. "Тот, Кто волит и действует, есть всегда одна ипостась воплощенного Логоса".

Отрицать такое нельзя, т.к. в этом наш православный феопасхизм, выраженный, в частности, в гимне "Единородный Сыне", который в византийской традиции приписывался Юстиниану, а в севирианской -- Севиру Антиохийскому: "Единородный Сыне и Слове Божий... распныйся же, Христе Боже..."

Как я позже в лекциях (и в "Истории виз. философии") объяснял эту мысль, "действует кто?" -- Сын Божий (Логос, ипостась Единаго от Святыя Троицы), но "действует чем?" -- человечеством (в случае страданий и всего прочего человеческого) или божеством (в случае божественного).

Относительно шамбезийских документов в их христологической части наша критика состояла в том, что они составлены двусмысленно, а при этом ссылаются на более детальный документ Анба Бишой, который составлен, как мне тогда казалось, однозначно еретически. Теперь я вынужден признать, что и тот документ был составлен двусмысленно, т.е. и в нем не было реального обсуждения разделяющих православие и монофизитство проблем. Тот пункт, к которому мы придрались, лишь повторял идею общего нашего с монофизитами небольшого символа веры, гимна "Единородный Сыне".

В моем случае происхождение еретических взглядов было связано, как я думаю, еще и с влиянием католичества, в частности, католической интерпретации св. Максима Исповедника, усиленно разрабатывавшейся в 1970-е и 1980-е годы.

В "Истории византийской философии" и моих лекциях конца 1990-х годов, на которых она основана, этой ереси уже нет.

Очень благодарен о. Кириллу Говоруну за мое вразумление.